13 Сентября 2020 г. 18:45

Россия и Китай ответят на создание космических войск США – эксперт

Россия и Китай ответят на создание космических войск США – эксперт
Фото: military.com

В космосе нарастает военное соперничество. 9 сентября президент США Дональд Трамп заявил о завершении формирования космических сил, а незадолго до этого Китай провел запуск многоразового космического корабля, который успешно вернулся на Землю. Как полагают некоторые эксперты, этот аппарат имеет военное назначение. Чем грозит миру создание США космических сил, и как на это реагируют Китай и Россия, спрогнозировал старший научный сотрудник Центра комплексных европейских международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Василий Кашин.

Василий Борисович, президент США Дональд Трамп заявил о создании нового типа вооруженных сил США – космических. Какова вероятность того, что в будущем космическое пространство станет военной площадкой?

– США могли какие-то организационные меры завершить по созданию космических сил, но в принципе решение было принято год назад. Космическое пространство уже стало военной площадкой. Космические системы сейчас играют роль необходимого условия для применения целого ряда ключевых систем оружия, в частности управляемых боеприпасов со спутниковым наведением и беспилотных летательных аппаратов с большой продолжительностью полета. Эти системы оружия без космоса вообще не живут, но и все остальные тоже в той или иной степени зависят от космоса. Соответственно, обеспечение работы всей космической инфраструктуры, включая космические средства связи, позиционирования и разведки, становится приоритетным вопросом. Приоритетной становится и разработка средств борьбы с космическими объектами.

На данный момент такими активными разработками и потенциалом в сфере противоспутникового оружия обладают США, Россия, Китай и Индия. Это страны, которые испытывали противоспутниковые системы оружия. США являются сильнейшей державой в космосе, и их превосходство является наибольшим. Во многих других сферах США значительную часть своего прежнего военного превосходства утратили, но в космосе с ними пока никто не сравнится.

Решение о создании отдельного вида вооруженных сил, которое было принято Трампом, призвано максимизировать американское превосходство и добиться подавляющего преобладания в космосе. Другим странам, включая Китай и Россию, придется на него реагировать в той или иной степени, и поэтому будет гонка вооружений в космосе. Не факт, что сразу дойдет до размещения оружия в космосе. Это может еще долго не произойти. Но и без этого можно продвинуться очень далеко, имея в космосе информационную составляющую и системы наведения, а на земле – различные типы вооружения, позволяющие поражать космические цели.

Уже можно говорить о возрождении космической гонки?

– Она возродилась еще какое-то время назад. Китай очень сильно сейчас наращивает свои силы и является, с точки зрения спутниковой группировки, державой номер два в мире (Россия – державой номер три). Четыре станы [США, Китай, Россия и Индия] ведут активные работы по созданию разного рода боевых космических систем, и это будет, видимо, продолжаться по нарастающей.

Космос приобретает все более важное значение именно в связи с развитием новых типов вооружений: беспилотники, высокоточные боеприпасы со спутниковым наведением и системы космической разведки.

В эпоху «холодной войны» эти средства были гораздо более примитивные и имели большее время реакции, а сейчас вы имеете возможность вывести их на другой уровень. Важным фактором в перспективе будет развитие технологий искусственного интеллекта, которые позволят на новом уровне обрабатывать данные космической разведки, резко повысят ее результативность и, возможно, изменят подходы к ядерному сдерживанию.

– Как в Китае воспринимают американские амбиции?

Дело в том, что стратегия Трампа изначально заявлялась как в известном роде антикитайская. Речь о том, что все это делается в связи с теми или иными действиями Китая. В качестве отправного момента приводилось создание китайцами отдельного рода войск, который назывался Войска стратегической поддержки. Это не чисто космические войска – они объединяют в себе разные виды радиоэлектронной борьбы, разведки и космос. Американцы изначально говорили о том, что это был их ответ на действия китайцев. Ясно, что китайцы воспринимают это как угрозу и серьезно реагируют. У них тоже есть рост инвестиций в космос по всем направлениям.

– Китай запланировал высадку на Луну в 2024 г., а Россия запланировала на октябрь 2021 г. запуск на Луну отечественного аппарата…

– Луна – это отдельная история, которая имеет отношение не к войне, а к фундаментальной науке, каким-то заделам на будущее. Это все побочные сюжеты, а реальный важный сюжет – запуск Китаем на днях своего беспилотного многоразового космического корабля. Это аналог американского шаттла Х37.

Космос остается прежде всего военным. Вся эта пилотируемая «мишура» о том, что кто-то куда-то слетал – надстройка, а в военном космосе вращается совсем другой масштаб средств. Например, американцы запускают разведывательные спутники оптико-электронной разведки. Стоимость одного такого спутника составляет несколько миллиардов долларов и сравнима со стоимостью атомного авианосца, то есть махины водоизмещением почти 100 тыс. тонн, где служат 5000 человек. А тут один спутник столько же стоит.

Идут еще и фундаментальные исследования. Китай из соображений престижа развивает науку, и мы тут отстаем: у нас нет ресурсов, существует только слабая организационная возможность. Мы военные задачи какие-то закрываем, но с Китаем мы не можем соревноваться.

– Как Вы могли бы охарактеризовать активность России и Китая – сотрудничество или соперничество?

У нас имеет место быть сотрудничество, конечно. Его золотой эпохой были 1990‑е и 2000‑е гг., когда во многом на российских технологиях выросла китайская пилотируемая программа и многие другие программы. Сейчас китайцы уже чувствуют собственные силы и «продвинутость» и, может быть, их потребность во взаимодействии с нами уже не так высока, хотя оно продолжается.

На заре кризиса и обострения отношений с Западом в 2014 г., когда нас отрубили от поставок комплектующих, были разговоры о том, что мы будем поставлять в Китай новые типы мощных ракетных двигателей, а китайцы помогут нам наладить производство электронных компонентов и комплектующих для космоса. Непонятно, куда это зашло видимо, пока ничего не вышло, но это обычно долгие переговоры. Мы будем видеть все большую закрытость этих программ сотрудничества, потому что растет санкционное давление США на Россию и Китай. Однако сотрудничество будет продолжаться.

Что является главной целью развития космических вооружений?

Главная цель – создание информационной инфраструктуры, которая обеспечивает применение оружия на Земле. То есть, это обеспечение средств разведки и позиционирования, без которого невозможно эффективное применение высокоточного оружия. Соответственно, применение высокоточного оружия подстегивает развитие космических систем, а новые возможности космических систем, в свою очередь, ведут к появлению нового высокоточного оружия.

В будущем спрос дополнительно будет усиливаться в связи с развитием роботизированных комплексов и систем, дальнейшим развитием беспилотных систем. Уже сейчас средние и тяжелые беспилотники управляются при помощи спутникового «data link», и они могут таким образом управляться с любой точки мира. За этим и есть будущее, а у роботизированных систем потребность в связи со спутниками будет еще выше.

Соответственно, у другой стороны будет еще выше потребность в том, чтобы, во-первых, ставить помехи спутниковым системам позиционирования и связи, и разведки. Во-вторых, в том, чтобы получить возможность сбивать эти спутники. Это все будет развиваться в обозримом будущем с возрастающим темпом.

Дополнительный фактор, который влияет на гонку вооружений в космосе –развитие систем ПРО, поскольку наземные ракеты для поражения целей являются побочным эффектом от развития противоракетной обороны. Зачастую они являются просто вариантом применения средств противоракетной обороны, которому иногда требуется какое-то небольшое изменение программного обеспечения. И, поскольку, опять же, в нескольких странах ПРО развивается высокими темпами, мы будем видеть рост числа угроз для спутников и, соответственно, попыток их защитить. На каком-то этапе мы увидим и размещение оружия в космосе, но это, наверное, будет не первым, что произойдет.

– В своем заявлении Трамп ссылался на аналогичное создание космических сил Россией и Китаем. Насколько данные заявления соответствуют реальности?

Особенность того, что сделал Трамп – придание космическим силам статуса отдельного вида вооруженных сил. В России все же такого не делалось, а в Китае эти Войска стратегической поддержки – тоже не космические войска в чистом виде. Они делятся на две больших части – так называемое Бюро сетевых систем и Бюро космических систем. Бюро сетевых систем в китайских Войсках стратегической поддержки – это всевозможные киберразведка и кибернаступательные операции с радиоперехватом, и только половина этих войск – космос. Рост там тоже есть, но это все же не такое резкое повышение статуса.

Статус отдельного вида вооруженных сил – это в американских условиях другой доступ к финансированию и другие возможности осуществлять самостоятельное планирование и развивать потенциал. Также это лучшие возможности конкурировать за ресурсы с более традиционными элементами военной машины.

При этом у китайцев Войска стратегической поддержки тоже имеют хитрый статус. Это не вид вооруженных сил, но это отдельный вид войск, приравненный к роду вооруженных сил. Это близко, но, тем не менее это не в полном смысле космические войска.

– Китай также реализовывает программу освоения Марса. Почему Китай заинтересован в проведении исследований в данном направлении?

Я считаю это просто производной от амбиций Китая как научной державы. У них поставлены цели завоевать лидерство в научной сфере к середине века, а развитие программ исследования космоса – важный элемент. Обычно как раз астрономические исследования генерируют большое количество научных статей, и иметь космическую обсерваторию или космическую станцию, обследующую какую-то планету Солнечной системы хорошо для научных метрик, если с умом к этому подходить.

Продвигать вперед науку является для Китая приоритетом, поскольку основное поле соперничества с США у них – наука и технологии. За счет этого Китай очень сильно повышает и свой национальный престиж, ведь в сфере исследования космоса они уже вторая страна мира. Поскольку вложения и потенциал у них растут, они имеют шансы когда-то встать вровень и побороться за первенство. Во многом это воспроизводит картину Холодной войны.

Беседовала Мария Мамзелькина

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$1,8 млрд

вложил в Беларусь Евразийский банк развития. Текущий инвестиционный портфель банка в республике составляет $971,1 млн

Mediametrics