Россия сможет обеспечить надежные поставки белорусского калия в Китай – эксперт Россия сможет обеспечить надежные поставки белорусского калия в Китай – эксперт Россия сможет обеспечить надежные поставки белорусского калия в Китай – эксперт 03 марта 2022 eurasia.expert eurasia.expert info@eurasia.expert

В феврале Литва перестала перевозить белорусские калийные удобрения по своим железным дорогам. Позднее премьер-министр Беларуси Роман Головченко сообщил, что «украинская сторона подает сигналы о заинтересованности в наращивании перевалки через свои мощности». Однако никакой конкретики не появилось, а эксперты не верили в данную опцию. С учетом текущей ситуации на Украине и ужесточения санкционного режима вопрос перевода транзита в российские порты безальтернативен. Ситуацию в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал заместитель руководителя экономического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов» Сергей Кондратьев.

– Сергей Вадимович, какой ущерб белорусским экспортерам способно принести прекращение транзита через украинские железные дороги?

– Сейчас сложно говорить о конкретных цифрах ущерба, потому что литовское направление было основным для Беларуси, и в время Минск пытается сделать так, чтобы все поставки шли через Россию. Я думаю, что потенциально закрытие возможности транзита через Украину может ударить по Беларуси в том плане, что сокращается поле возможностей. Второй момент состоит в том, что в России до сих пор существует дефицит мощностей по перевалке удобрений.

– Каковы могут быть последствия невыполнения плана поставок?

– Если Беларуси не удастся именно из-за этих логистических сложностей выполнять свои контракты по поставкам калия потребителям в Восточной Азии, Китае, Индии и Латинской Америке, то вряд ли эта ниша будет быстро занята. Мы сейчас столкнулись с ситуацией, когда в целом на рынке нет избытка предложения и есть достаточно серьезный спрос.

Потенциально это могут быть риски от компаний, заключивших контракты, они ведь тоже несут потери. Также достаточно распространенной является практика, когда возникают какие-то проблемы, и поставки не могут быть осуществлены в срок. В таком случае пересматриваются существующие условия и предусматривается большая скидка на будущие поставки. 

Потери здесь могут быть достаточно существенными и могут достигать десятков миллионов долларов. Но это не связано напрямую с украинской ситуацией, это является в целом последствием санкций, под которыми сейчас находится Беларусь.

– Каковы были объемы транзита белорусского калия через Украину, насколько они сопоставимы с прежними объемами поставок через Литву и потенциалом российского транзитного направления?

– Я могу точно сказать, что несопоставимы. Поставки через Литву были на порядок больше. Если мы говорим про российский транзит, то он потенциально может быть намного больше. Но нам неизвестно, какой объем доступных мощностей есть по перевалке, и вообще, готовы ли все российские компании работать с белорусскими поставщиками. Мы понимаем, что рынок этот достаточно концентрированный и небольшой. Если OFAC (подразделение Минфина США, которое отвечает за санкции) и Европейская комиссия достаточно серьезно подойдут к этому вопросу, то они могут понять, кто помогает Беларуси в обходе санкций. Для российских компаний это будет достаточно серьезный риск.

– В середине февраля в белорусском правительстве сообщали, что украинская сторона подает сигналы о заинтересованности в наращивании перевалки через свои мощности. Что может стоять за подобными сигналами?

– Здесь было очень много словесных интервенций, как с белорусской, так и с украинской стороны. Понять, что происходило на самом деле, мы сможем только с определенным лагом, когда нам станет доступна статистика. В общем, я не очень верю в эти заявления о том, что украинская сторона высказывала очень большую заинтересованность.

Мы видели, что Беларусь тоже вводила определенные ограничения против Украины, которые ударят по украинской экономике (запрет на транзит нефтепродуктов). Сейчас стороны в большей степени склонны к конфронтационным заявлениям. Да, мы видели, что было желание разрядить ситуацию (встреча дипломатов в Минске), но в целом я не верю в то, что Украина будет способствовать расширению системы транзита. Тем более, последние 2 года Киев находился в авангарде санкций и часто принимал даже более жесткие решения против Беларуси.

– Актуальна ли в целом для Беларуси перспектива экспорта калия через Украину?

– Риски есть очень серьезные, и я не до конца уверен, что у Беларуси есть такие долгосрочные планы. Я больше верю в возможность выстраивания долгосрочного транзита через Россию, хотя логистически с этим связано много проблем. Мы понимаем, что и «Беларуськалий» наращивает мощности, и «Славкалий», который тоже будет выходить на рынок. Все это создает очень большую грузовую базу, а калийные удобрения – это высокодоходный груз для железных дорог.

– Россия в течение последних лет предлагает Беларуси перенаправить транзит в российские порты. В чем отличия транзита белорусского калия по российскому и украинскому направлениям?

– В случае с поставками через Украину мог бы быть определенный выигрыш в логистике, хотя посчитать его достаточно сложно. На бумаге все очень гладко, но по факту «Украинские железные дороги» очень часто нарушали свои графики движения, бывали и задержки, и сбои. Но, если мы смотрим на верхнеуровневую статистику, то транзит через Украину логистически более выгоден при поставках в Латинскую Америку и Южную Азию, потому что целевые рынки находятся ближе, чем при отгрузке через порты российской Балтики. Вот в этом плане отличие есть.

А если говорить про плюсы, то в случае с Россией это более новая, хорошо обслуживаемая и управляемая железнодорожная сеть, это новые порты и возможность нахождения каких-то путей для избегания санкций – для белорусской стороны это особенно важно. И, если говорить о долгосрочном плане, то это более стабильные отношения на политическом уровне.

Я подчеркну, что мы уже видели, как Украина достаточно легко вводила серьезные ограничения (как это было в случае, например, с авиаперевозками), не особо консультируясь с белорусской стороной, и не пытаясь найти какие-то взаимоприемлемые выходы из ситуации. Поэтому, с точки зрения предсказуемости, более новой инфраструктуры и потенциальных расчетов в рублях, для белорусской стороны это может быть не очень дорого. В этом плане российский маршрут может быть более привлекательным.

– По какому сценарию может развиваться ситуация с транзитом белорусского калия? Какие шаги могут помочь Беларуси преодолеть проблемы, возникшие на украинском и литовском направлениях?

– Цены для производителей сейчас достаточно комфортные, высокие, а «Беларуськалий» является одним из ключевых поставщиков на мировые рынки. Маржа, которая есть сейчас у «Беларуськалия», позволяет платить даже за дорогую логистику. Кроме того, обсуждается возможность осуществления поставок в Китай напрямую по Транссибирской железнодорожной магистрали.

Понятно, что это будет дороже, чем в случае с перевалкой на Балтике и транспортировкой морем, но это может быть, во-первых, быстрее, а во-вторых, тут санкционные риски будут минимальны. Беларусь будет сейчас искать возможности для диверсификации, вероятно, речь будет идти о возможности осуществления перевалки на портах Черного моря и о регулярном транзите в Китай на ее основе.

Но по активности белорусского МИДа мы видим также, что Беларусь будет стремиться и к улучшению отношений с Евросоюзом. Это вопрос далеко не только транзита калийных удобрений, но и это тоже является фактором.


Беседовала Мария Мамзелькина

03 марта 2022 г. 06:04

Россия сможет обеспечить надежные поставки белорусского калия в Китай – эксперт

/ Россия сможет обеспечить надежные поставки белорусского калия в Китай – эксперт

В феврале Литва перестала перевозить белорусские калийные удобрения по своим железным дорогам. Позднее премьер-министр Беларуси Роман Головченко сообщил, что «украинская сторона подает сигналы о заинтересованности в наращивании перевалки через свои мощности». Однако никакой конкретики не появилось, а эксперты не верили в данную опцию. С учетом текущей ситуации на Украине и ужесточения санкционного режима вопрос перевода транзита в российские порты безальтернативен. Ситуацию в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал заместитель руководителя экономического департамента Фонда «Институт энергетики и финансов» Сергей Кондратьев.

– Сергей Вадимович, какой ущерб белорусским экспортерам способно принести прекращение транзита через украинские железные дороги?

– Сейчас сложно говорить о конкретных цифрах ущерба, потому что литовское направление было основным для Беларуси, и в время Минск пытается сделать так, чтобы все поставки шли через Россию. Я думаю, что потенциально закрытие возможности транзита через Украину может ударить по Беларуси в том плане, что сокращается поле возможностей. Второй момент состоит в том, что в России до сих пор существует дефицит мощностей по перевалке удобрений.

– Каковы могут быть последствия невыполнения плана поставок?

– Если Беларуси не удастся именно из-за этих логистических сложностей выполнять свои контракты по поставкам калия потребителям в Восточной Азии, Китае, Индии и Латинской Америке, то вряд ли эта ниша будет быстро занята. Мы сейчас столкнулись с ситуацией, когда в целом на рынке нет избытка предложения и есть достаточно серьезный спрос.

Потенциально это могут быть риски от компаний, заключивших контракты, они ведь тоже несут потери. Также достаточно распространенной является практика, когда возникают какие-то проблемы, и поставки не могут быть осуществлены в срок. В таком случае пересматриваются существующие условия и предусматривается большая скидка на будущие поставки. 

Потери здесь могут быть достаточно существенными и могут достигать десятков миллионов долларов. Но это не связано напрямую с украинской ситуацией, это является в целом последствием санкций, под которыми сейчас находится Беларусь.

– Каковы были объемы транзита белорусского калия через Украину, насколько они сопоставимы с прежними объемами поставок через Литву и потенциалом российского транзитного направления?

– Я могу точно сказать, что несопоставимы. Поставки через Литву были на порядок больше. Если мы говорим про российский транзит, то он потенциально может быть намного больше. Но нам неизвестно, какой объем доступных мощностей есть по перевалке, и вообще, готовы ли все российские компании работать с белорусскими поставщиками. Мы понимаем, что рынок этот достаточно концентрированный и небольшой. Если OFAC (подразделение Минфина США, которое отвечает за санкции) и Европейская комиссия достаточно серьезно подойдут к этому вопросу, то они могут понять, кто помогает Беларуси в обходе санкций. Для российских компаний это будет достаточно серьезный риск.

– В середине февраля в белорусском правительстве сообщали, что украинская сторона подает сигналы о заинтересованности в наращивании перевалки через свои мощности. Что может стоять за подобными сигналами?

– Здесь было очень много словесных интервенций, как с белорусской, так и с украинской стороны. Понять, что происходило на самом деле, мы сможем только с определенным лагом, когда нам станет доступна статистика. В общем, я не очень верю в эти заявления о том, что украинская сторона высказывала очень большую заинтересованность.

Мы видели, что Беларусь тоже вводила определенные ограничения против Украины, которые ударят по украинской экономике (запрет на транзит нефтепродуктов). Сейчас стороны в большей степени склонны к конфронтационным заявлениям. Да, мы видели, что было желание разрядить ситуацию (встреча дипломатов в Минске), но в целом я не верю в то, что Украина будет способствовать расширению системы транзита. Тем более, последние 2 года Киев находился в авангарде санкций и часто принимал даже более жесткие решения против Беларуси.

– Актуальна ли в целом для Беларуси перспектива экспорта калия через Украину?

– Риски есть очень серьезные, и я не до конца уверен, что у Беларуси есть такие долгосрочные планы. Я больше верю в возможность выстраивания долгосрочного транзита через Россию, хотя логистически с этим связано много проблем. Мы понимаем, что и «Беларуськалий» наращивает мощности, и «Славкалий», который тоже будет выходить на рынок. Все это создает очень большую грузовую базу, а калийные удобрения – это высокодоходный груз для железных дорог.

– Россия в течение последних лет предлагает Беларуси перенаправить транзит в российские порты. В чем отличия транзита белорусского калия по российскому и украинскому направлениям?

– В случае с поставками через Украину мог бы быть определенный выигрыш в логистике, хотя посчитать его достаточно сложно. На бумаге все очень гладко, но по факту «Украинские железные дороги» очень часто нарушали свои графики движения, бывали и задержки, и сбои. Но, если мы смотрим на верхнеуровневую статистику, то транзит через Украину логистически более выгоден при поставках в Латинскую Америку и Южную Азию, потому что целевые рынки находятся ближе, чем при отгрузке через порты российской Балтики. Вот в этом плане отличие есть.

А если говорить про плюсы, то в случае с Россией это более новая, хорошо обслуживаемая и управляемая железнодорожная сеть, это новые порты и возможность нахождения каких-то путей для избегания санкций – для белорусской стороны это особенно важно. И, если говорить о долгосрочном плане, то это более стабильные отношения на политическом уровне.

Я подчеркну, что мы уже видели, как Украина достаточно легко вводила серьезные ограничения (как это было в случае, например, с авиаперевозками), не особо консультируясь с белорусской стороной, и не пытаясь найти какие-то взаимоприемлемые выходы из ситуации. Поэтому, с точки зрения предсказуемости, более новой инфраструктуры и потенциальных расчетов в рублях, для белорусской стороны это может быть не очень дорого. В этом плане российский маршрут может быть более привлекательным.

– По какому сценарию может развиваться ситуация с транзитом белорусского калия? Какие шаги могут помочь Беларуси преодолеть проблемы, возникшие на украинском и литовском направлениях?

– Цены для производителей сейчас достаточно комфортные, высокие, а «Беларуськалий» является одним из ключевых поставщиков на мировые рынки. Маржа, которая есть сейчас у «Беларуськалия», позволяет платить даже за дорогую логистику. Кроме того, обсуждается возможность осуществления поставок в Китай напрямую по Транссибирской железнодорожной магистрали.

Понятно, что это будет дороже, чем в случае с перевалкой на Балтике и транспортировкой морем, но это может быть, во-первых, быстрее, а во-вторых, тут санкционные риски будут минимальны. Беларусь будет сейчас искать возможности для диверсификации, вероятно, речь будет идти о возможности осуществления перевалки на портах Черного моря и о регулярном транзите в Китай на ее основе.

Но по активности белорусского МИДа мы видим также, что Беларусь будет стремиться и к улучшению отношений с Евросоюзом. Это вопрос далеко не только транзита калийных удобрений, но и это тоже является фактором.


Беседовала Мария Мамзелькина

Комментарии
20 ноября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

США делает все для сдерживания суверенной России.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

₽120 млрд

составит ежегодный совокупный положительный эффект для белорусской экономики после полной реализации всех Союзных программ – премьер-министр России Михаил Мишустин