22 Февраля 2017 г. 00:00

Россияне хотят ввести визы с Беларусью?

Россияне хотят ввести визы с Беларусью?
Фото: in-news.ru

В начале февраля Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел опрос, опубликовав результаты под названием «Россия – Белоруссия: Оттепель? Застой? Перезагрузка?». Проблему авторы поставили правильно, и опрос провели своевременно. Однако приведенные данные настораживают. Удивил тот факт, что менее половины россиян (40%) назвали Беларусь дружественным государством. Ведь совсем недавно цифры были совсем другими. Что случилось?

В октябре 2016 г. такой позиции придерживалось 65% опрошенных, а в апреле 2016 г. о том, что между Россией и Беларусью сложились дружественные отношения, говорили 77% россиян. Полученные ВЦИОМ результаты сильно расходятся с данными опросов, проведенных другими организациями. В чем причины расхождений? Многое зависит от формулировки предложенных респондентам ответов.

Первый блок вопросов свежего исследования ВЦИОМ касался цен на нефть и газ и выявил, что меньшинство россиян одобрили скидки на энергоресурсы  странам-союзникам (см. таблицу 1).

Таблица 1. Вопрос: «Россия – один из крупнейших мировых поставщиков нефти и газа. С какой из следующих точек зрения Вы в большей степени согласны?»

Варианты ответа

Процентное распределение ответов

Мы должны давать скидку на нефть и газ странам-союзникам, чтобы они поддерживали нашу политику на международной арене

38%

Нужно продавать всем нефть и газ по одинаковой цене, не делая никому скидок

56%

Затрудняюсь ответить

6%

В формулировке предложенного варианта ответа «режут глаз» две вещи. Первая – это использованное интервьюерами сочетание «мы должны». Оно способно вызвать неоднозначную реакцию у опрошенных россиян, которые совершенно справедливо могут посчитать, что Россия ничего никому не должна. Вероятно, более нейтральное сочетание («следует ли») повлияло бы на мнение некоторых респондентов и изменило бы результаты.

Второй момент связан с термином «скидки». Конечно, слово подобрано корректно, и в настоящее время речь идет именно о них. Но ведь вопрос можно было задать и по-другому, например, «Поддерживаете ли Вы продажу нефти и газа Беларуси по российским ценам, или нет?». Сегодня такая постановка вопроса не менее актуальна, так как к 2025 г. в рамках ЕАЭС планируется создание единого рынка углеводородов. И тему одинаковых цен рано или поздно, но поднять придется.

Теперь проанализируем формулировки вопроса, на основании которого констатируется, что подавляющее большинство россиян хотят отменить безвизовый режим для белорусов (см. таблицу 2).

Таблица 2. Вопрос: «Уже больше 20 лет граница между Россией и Белоруссией существует лишь формально. Между странами действует безвизовый режим, при пересечении границы не нужно даже показывать паспорт. Однако месяц назад Белоруссия отменила визы для граждан 80 стран и теперь эти граждане могут въехать в Россию через Белоруссию, не получая российскую визу. С какой из следующих точек зрения Вы в большей степени согласны?»

Варианты ответа

Процентное распределение ответов

Нам нужно сохранить безвизовый режим с Белоруссией, пусть даже возрастает риск, что через Белоруссию в Россию приедут граждане этих 80 стран, не получившие положенной российской визы.

16%

Нужно отменить безвизовый режим с Белоруссией. Россия не должна пускать на свою территорию неизвестных людей, не получивших положенной российской визы.

78%

Затрудняюсь ответить

6%

Посмотрим внимательно на вариант ответа, который выбрали 78%. Едва ли профессиональные социологи случайно разбили ответ на два предложения и включили в него фразу «не должна пускать на свою территорию неизвестных людей». В результате мнение размылось и стало не совсем ясно, что беспокоило россиян больше: безвизовый режим или опасность появления на территории России неизвестных людей из другой страны? К слову, можно было еще более повысить процент сторонников визового режима, указав на риск проникновения в Россию с территории Беларуси террористов или беженцев («неизвестные люди»).

Всего респондентам было задано пять вопросов.  В четырех из них было два варианта ответа плюс «затрудняюсь ответить». Но в последнем вопросе интервьюеры предложили пять вариантов ответа (см. таблицу 3). Именно этот результат с цифрой в 40% вошел в противоречие с опросами, проведенными ранее другими организациями. Попробуем разобраться, что произошло на самом деле, и почему было нужно пять вариантов ответа, а не два.

Таблица 3. Вопрос: «Кем сейчас является Белоруссия для России?»

Варианты ответа

Процентное распределение ответов

1. Дружественное государство

40%

2. Торговый и  экономический партнер

35%

3. Стратегический партнер

9%

4. Экономический и политический соперник, конкурент

4%

5. Вероятный противник, враждебное государство

3%

6. Затрудняюсь ответить

9%

Интервьюеры могли просто спросить, считают ли россияне Беларусь дружественным государством или нет (два варианта), а уже потом задать уточняющие вопросы (пять вариантов). Сделав иначе, они получили цифру в 40%. Тем самым респондента поставили перед фактом выбора одного варианта ответа при наличии других приемлемых для этого респондента альтернатив. Какой ответ выбрал бы гражданин России, считающий Беларусь и дружественным государством, и стратегическим партнером, и торговым и экономическим партнером? Представьте, что он одновременно соглашается с тремя вариантами (№ 1, 2, 3). Тогда рейтинг Беларуси существенно повышается: с 40 до 84%.

Но и это еще не все. Не менее важен порядок вопросов. Первым идет блок вопросов, касающихся нефти и газа, следующий вопрос связан с безвизовым режимом, а последний уточняет отношение к Беларуси в целом. Сначала представлены вопросы, формулировки которых допускают формирование негативных коннотаций относительно Беларуси. Третий вопрос из блока вопросов о ценах на энергоносители начинается с фразы «Белоруссия не всегда расплачивается за российский газ вовремя», а фраза из варианта ответа на четвертый вопрос «Россия не должна пускать на свою территорию неизвестных людей» допускает наличие неопределенной угрозы со стороны неких «неизвестных».

Если вопросы задавались именно в таком порядке, то с каждым вопросом мнение респондента относительно Беларуси настраивалось в «нужном» направлении. А было бы весьма интересно узнать корреляцию мнения опрошенных с порядком заданных вопросов и то, насколько бы изменилась конфигурация общественного мнения, если бы вопрос «Кем сейчас является Белоруссия для России?» задавали первым.

Почему социологи выбрали именно такие формулировки и такой порядок вопросов? Результаты опроса выгодны тем, кто хочет подчеркнуть исключительно прагматичный аспект отношений между Беларусью и Россией и перенаправить дискурс из эмоциональной плоскости (братские народы и дружба между ними) в плоскость прагматики (экономика и взаимовыгодное сотрудничество).

Придание гласности результатов исследования ВЦИОМ, особенно в интерпретации растиражировавших их СМИ, несет в себе существенные риски и может сослужить плохую службу имиджу Союзного государства и ЕАЭС. Информация о том, что меньшинство населения России (40%) считает Беларусь дружественной, может ввести людей в заблуждение и навести их на мысль, что остальные россияне (60%) плохо относятся к Беларуси. А это чревато реальным падением «рейтинга» Беларуси. Это может спровоцировать рост антиинтеграционных настроений, причем не только в России, но и в Беларуси.


Валентин Стариченок, кандидат исторических наук, доцент БГПУ (Минск)

Загрузка...
Комментарии
28 Мая
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

На что на самом деле нацелен проект ЕАЭС?

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

12 тыс.

военнослужащих будет задействовано в учениях ОДКБ в 2019 г. Всего запланировано 6 учений, которые будут проходить на территории 4 государств: Беларуси, Таджикистана, Кыргызстана и России

Mediametrics