Спецоперация на Украине: логика и последствия для российско-белорусских отношений Спецоперация на Украине: логика и последствия для российско-белорусских отношений

Оставим военный анализ специалистам, которые проведут его в свое время. Нет смысла гадать и обо всех военно-политических факторах ситуации вокруг Украины – мы просто о них не знаем. Коротко скажем о геополитической логике и российско-белорусских отношениях.

Россия до последнего пыталась решить вопрос дипломатически, на каждом шаге останавливаясь и вновь предлагая вернуться к выполнению Минских соглашений и договориться о нейтралитете Украины и гарантиях безопасности России согласно принципам документов ОБСЕ о неделимости безопасности.

Коллективный Запад не захотел обсуждать ничего из принципиальных вопросов. При всей условности сравнений с Карибским кризисом, есть общее: невозможно позволить накачивать оружием враждебный режим у границ, тем более режим, ставящий целью приобретение ядерного оружия, о которой заявил Зеленский. Достаточно прочитать доктринальные военные документы киевского режима, из которых было понятно, что война неизбежна для возвращения Крыма.

Для тех, кто не понимает логики происходящего, целесообразно ознакомиться с представителями реализма в международных отношениях – от Генри Киссинджера, предлагавшего «финляндизацию» Украины, до Джона Миршаймера. Можно перечитать и Джорджа Кеннана, назвавшего в 1998 г. расширение НАТО «стратегической ошибкой, которая приведет к новой холодной войне». Обратите внимание, 25 лет он говорил не о вероятности, а давал однозначный прогноз. Вопрос тут не в том, кто хороший или плохой. Вопрос в геополитике (географии) и ее законах. Почему на Западе предпочли такой сценарий расширения НАТО навстречу конфликту с Россией – будут выяснять историки. Возможно, из-за головокружения от успехов на фоне того, что они сами признали победой в холодной войне. Но сейчас это уже не важно.

Очевидно, для России – это не вопрос статуса, амбиций, пересмотра итогов холодной войны и т.п. И дело не в том, что капитуляцию в холодной войне никто не подписывал. Это прежде всего – вопрос национальной безопасности России. И – шире – вопрос выживания и развития нашей общей цивилизации, часть которой оказалась под внешним управлением. Об этом российские дипломаты в январе прямо и публично говорили американским визави.

Как известно теперь из архивных документов, во время Карибского кризиса группа американских генералов предлагала опцию ядерного удара, считая угрозу у своих границ неприемлемой. Конечно, сегодня ситуация иная, а Кубу с Украиной невозможно сравнить ни демографически, ни технологически, ни географически, ни исторически. Но тогда Хрущев и Кеннеди создали прямой канал в обход Госдепартамента США, что позволило найти компромисс. Сейчас в Вашингтоне никто не оказался заинтересован в разговоре по существу.

Любая война – это человеческая трагедия. Для народа Донбасса эта трагедия длится уже 8 лет – с той или иной степенью интенсивности. Украина – братская России страна, где большинство граждан высказалось на президентских выборах 2019 г. за прекращение войны и нормализацию отношений с Россией, и вновь были обмануты. Российские военнослужащие должны и, как видно на многочисленных видео очевидцев с мест, делают все необходимое, чтобы не допустить жертв среди мирного населения. Что характерно, российские военнослужащие не препятствуют передвижению гражданских лиц и работе СМИ, в том числе американских, общаются с ними.

Спецоперация направлена на подавление средств ПВО украинской армии и выведение из строя военной инфраструктуры авиабаз ВСУ. Речь идет о высокотехнологичной, локальной военной операции в официально заявленных целях «денацификации и демилитаризации». Слова эти подобраны очень точно. Не случайно министр обороны России Сергей Шойгу распорядился «относиться к украинским военнослужащим уважительно» – в отличие от националистов, они давали присягу украинскому народу.

Военная операция призвана покончить с войной, которая по сути не прекращается для жителей Донбасса уже 8 лет, несмотря на Минские соглашения. Не зря текущий раунд начался с публикации МИД России переписки с французскими и германскими МИДами, демонстрирующей их нежелание способствовать реализации Минских соглашений.

Что это означает для российско-белорусских отношений? Во-первых, ясно, что процесс не остановился бы на Украине и Беларусь рано или поздно тоже была бы втянута в конфликт. Во-вторых, российское руководство координирует свои действия с Минском. Ситуация активно обсуждалась президентами в последние дни, о чем заявил Александр Лукашенко, более того, он сам через министра обороны предлагал киевскому военному начальству позвонить в Москву, чтобы предотвратить конфликт. И вновь никто не позвонил.

В-третьих, южная граница Беларуси недостаточно защищена на фоне концентрации там ВСУ в последние дни. Лукашенко заявил, что сам предложил оставить российские войска для обороны – южная граница Беларуси не была прикрыта. При этом Минск не участвует в военной операции, заявил белорусский лидер. Тем самым очевидно, что российские войска гарантируют безопасность Беларуси и ее жителей при непосредственном соседстве с Украиной и странами НАТО.

Возрастает стратегическое значение Беларуси – для обеспечения безопасности на западном направлении, включая Калининградскую область. Важна будет и дипломатическая, и публичная поддержка Минском российской позиции. От этого зависит доверие в будущем с российской стороны.

Возникает целый спектр совместных тем – от обеспечения безопасности до заботы об украинских беженцах. Следует изучить тему создания совместных российско-белорусских миротворческих подразделений (в рамках ОДКБ или Союзного государства). Не исключено, что в определенный момент республики Донбасса могут подать заявку на вступление в ОДКБ или Союзное государство.

При этом Москва продолжает настаивать на разрешении сложившейся ситуации дипломатическим путем. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил о готовности России к диалогу с властями Украины для обсуждения вопросов о нейтральном статусе и отказе от размещения вооружений. Остаются в силе и российские предложения о системе евробезопасности – по ним можно договориться, если в США будет на то политическая воля.


Вячеслав Сутырин

Телеграм-канал главного редактора: https://t.me/vsutyrin.

25 февраля 2022 г. 08:04

Спецоперация на Украине: логика и последствия для российско-белорусских отношений

/ Спецоперация на Украине: логика и последствия для российско-белорусских отношений

Оставим военный анализ специалистам, которые проведут его в свое время. Нет смысла гадать и обо всех военно-политических факторах ситуации вокруг Украины – мы просто о них не знаем. Коротко скажем о геополитической логике и российско-белорусских отношениях.

Россия до последнего пыталась решить вопрос дипломатически, на каждом шаге останавливаясь и вновь предлагая вернуться к выполнению Минских соглашений и договориться о нейтралитете Украины и гарантиях безопасности России согласно принципам документов ОБСЕ о неделимости безопасности.

Коллективный Запад не захотел обсуждать ничего из принципиальных вопросов. При всей условности сравнений с Карибским кризисом, есть общее: невозможно позволить накачивать оружием враждебный режим у границ, тем более режим, ставящий целью приобретение ядерного оружия, о которой заявил Зеленский. Достаточно прочитать доктринальные военные документы киевского режима, из которых было понятно, что война неизбежна для возвращения Крыма.

Для тех, кто не понимает логики происходящего, целесообразно ознакомиться с представителями реализма в международных отношениях – от Генри Киссинджера, предлагавшего «финляндизацию» Украины, до Джона Миршаймера. Можно перечитать и Джорджа Кеннана, назвавшего в 1998 г. расширение НАТО «стратегической ошибкой, которая приведет к новой холодной войне». Обратите внимание, 25 лет он говорил не о вероятности, а давал однозначный прогноз. Вопрос тут не в том, кто хороший или плохой. Вопрос в геополитике (географии) и ее законах. Почему на Западе предпочли такой сценарий расширения НАТО навстречу конфликту с Россией – будут выяснять историки. Возможно, из-за головокружения от успехов на фоне того, что они сами признали победой в холодной войне. Но сейчас это уже не важно.

Очевидно, для России – это не вопрос статуса, амбиций, пересмотра итогов холодной войны и т.п. И дело не в том, что капитуляцию в холодной войне никто не подписывал. Это прежде всего – вопрос национальной безопасности России. И – шире – вопрос выживания и развития нашей общей цивилизации, часть которой оказалась под внешним управлением. Об этом российские дипломаты в январе прямо и публично говорили американским визави.

Как известно теперь из архивных документов, во время Карибского кризиса группа американских генералов предлагала опцию ядерного удара, считая угрозу у своих границ неприемлемой. Конечно, сегодня ситуация иная, а Кубу с Украиной невозможно сравнить ни демографически, ни технологически, ни географически, ни исторически. Но тогда Хрущев и Кеннеди создали прямой канал в обход Госдепартамента США, что позволило найти компромисс. Сейчас в Вашингтоне никто не оказался заинтересован в разговоре по существу.

Любая война – это человеческая трагедия. Для народа Донбасса эта трагедия длится уже 8 лет – с той или иной степенью интенсивности. Украина – братская России страна, где большинство граждан высказалось на президентских выборах 2019 г. за прекращение войны и нормализацию отношений с Россией, и вновь были обмануты. Российские военнослужащие должны и, как видно на многочисленных видео очевидцев с мест, делают все необходимое, чтобы не допустить жертв среди мирного населения. Что характерно, российские военнослужащие не препятствуют передвижению гражданских лиц и работе СМИ, в том числе американских, общаются с ними.

Спецоперация направлена на подавление средств ПВО украинской армии и выведение из строя военной инфраструктуры авиабаз ВСУ. Речь идет о высокотехнологичной, локальной военной операции в официально заявленных целях «денацификации и демилитаризации». Слова эти подобраны очень точно. Не случайно министр обороны России Сергей Шойгу распорядился «относиться к украинским военнослужащим уважительно» – в отличие от националистов, они давали присягу украинскому народу.

Военная операция призвана покончить с войной, которая по сути не прекращается для жителей Донбасса уже 8 лет, несмотря на Минские соглашения. Не зря текущий раунд начался с публикации МИД России переписки с французскими и германскими МИДами, демонстрирующей их нежелание способствовать реализации Минских соглашений.

Что это означает для российско-белорусских отношений? Во-первых, ясно, что процесс не остановился бы на Украине и Беларусь рано или поздно тоже была бы втянута в конфликт. Во-вторых, российское руководство координирует свои действия с Минском. Ситуация активно обсуждалась президентами в последние дни, о чем заявил Александр Лукашенко, более того, он сам через министра обороны предлагал киевскому военному начальству позвонить в Москву, чтобы предотвратить конфликт. И вновь никто не позвонил.

В-третьих, южная граница Беларуси недостаточно защищена на фоне концентрации там ВСУ в последние дни. Лукашенко заявил, что сам предложил оставить российские войска для обороны – южная граница Беларуси не была прикрыта. При этом Минск не участвует в военной операции, заявил белорусский лидер. Тем самым очевидно, что российские войска гарантируют безопасность Беларуси и ее жителей при непосредственном соседстве с Украиной и странами НАТО.

Возрастает стратегическое значение Беларуси – для обеспечения безопасности на западном направлении, включая Калининградскую область. Важна будет и дипломатическая, и публичная поддержка Минском российской позиции. От этого зависит доверие в будущем с российской стороны.

Возникает целый спектр совместных тем – от обеспечения безопасности до заботы об украинских беженцах. Следует изучить тему создания совместных российско-белорусских миротворческих подразделений (в рамках ОДКБ или Союзного государства). Не исключено, что в определенный момент республики Донбасса могут подать заявку на вступление в ОДКБ или Союзное государство.

При этом Москва продолжает настаивать на разрешении сложившейся ситуации дипломатическим путем. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сообщил о готовности России к диалогу с властями Украины для обсуждения вопросов о нейтральном статусе и отказе от размещения вооружений. Остаются в силе и российские предложения о системе евробезопасности – по ним можно договориться, если в США будет на то политическая воля.


Вячеслав Сутырин

Телеграм-канал главного редактора: https://t.me/vsutyrin.

Загрузка...
17 августа
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Союзное государство становится инструментом развития на фоне санкций.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

150 млн

тонн составляет ожидаемый урожай зерна в России по итогам 2022 г. Показатель станет рекордным за всю историю страны – президент России Владимир Путин

Mediametrics