17 Января 2017 г. 00:00

Стратегия выгоды. Куда идет Беларусь?

Стратегия выгоды. Куда идет Беларусь?
Президент Беларуси Александр Лукашенко.
Фото: vladtime.ru

Парадоксально, но к началу 2017 г. в Беларуси усилиями центральных медиа сформирована «сверхпозитивная» повестка дня. Разговоры о потоках инвестиций, ожидаемом экономическом росте, перспективах сотрудничества с Евросоюзом уже сейчас перехлестывают через край. Это формирует завышенные ожидания у общественности, которые могут сработать и против власти, если граждане посчитают, что их материальное положение улучшается слишком медленно.

Мимо Беларуси не прошли такие острые темы, как экономический кризис, геополитическое противостояние и конфронтация Запада и России. Эти темы здесь активно обсуждаются. Однако акценты в политическом дискурсе расставлены иным образом. Беларусь кажется неким островком, где все «не как везде», особенно на фоне других восточноевропейских стран.

Милитаризация, санкции и зять Трампа

Отношения между Россией и Западом находятся в фазе конфронтации. Но в Минске принципиально против такой конфигурации и предлагают альтернативу: преодолеть противостояние и углубить сотрудничество между интеграционными образованиями. В 2015 г., выступая на Генассамблее ООН, Александр Лукашенко вновь заявил идею «интеграции интеграций».

Плюсы такой позиции очевидны. Однако в ней имеется определенная слабость. Посадить оппонентов за стол переговоров не так уж трудно, а обеспечивать площадку для диалога можно бесконечно долго. Но где гарантия, что площадка не превратится в символ бесконечных разговоров и бесплодных попыток найти решение там, где его, возможно, и нет?

На этом фоне происходит милитаризация восточноевропейского региона, где каждый, – и члены НАТО, и Украина, и Россия, – демонстрирует свои возможности защитить себя в случае возможной агрессии. При этом все стороны говорят о вынужденном характере принимающихся мер и обвиняют в эскалации напряженности своих оппонентов.

Беларусь пытается строить свой имидж на других принципах. В Минске говорят не столько о милитаризации, сколько о добрососедстве и дружбе, ставя их во главу информационного сопровождения внешней политики государства.

Евросоюз и Россия ввели санкции друг против друга. В отношении же Беларуси действие санкционного режима Брюссель приостановил. Победа на президентских выборах США Дональда Трампа позволяет надеяться, что примеру европейцев последуют и американцы.

Возможно, здесь сработает личностный фактор. Речь идет о зяте американского президента Джареде Кушнере, которого Трамп планирует назначить старшим советником в своей администрации. Джаред оказался внуком белорусского партизана. Четыре раза приезжал в небольшой белорусский городок Новогрудок со своими внуками отец Джареда Чарльз (последний раз – летом 2016 г.), напоминая им о зверствах фашистов в Беларуси и о партизанском прошлом своих родителей.

Несомненно, родственники не определяют позицию исполнительной власти по вопросам внешней политики, а партизанские предки Кушнера имеют скорее символическое значение. Однако очевидно, что для Беларуси лучше, когда в президентской администрации США есть люди с белорусскими корнями, чем если бы их там не было.

Экономический кризис и мигранты

С точки зрения экономики Беларусь переживает не лучшие времена. Но политическая повестка сконцентрирована не столько на стоящих перед страной сложностях, сколько на перспективах их преодоления. Много говорится об инвестициях, торгово-экономическом сотрудничестве, преодолении барьеров, развитии транспортной и логистической инфраструктуры и т.д.

Даже упреки белорусской стороны в адрес России в торможении интеграционных процессов и отсутствие президента Александра Лукашенко на таких важных мероприятиях, как саммиты ЕАЭС и ОДКБ в декабре 2016 г. в Санкт-Петербурге, призваны ускорить интеграцию. Вынося проблемные темы на суд общественности и «взрывая» ситуацию, в Минске подчеркивают, что интеграцию тормозит не Беларусь.

Экономика в Европейском регионе сегодня тесно связана с миграцией, которая стала серьезнейшей проблемой и едва ли не «цивилизационным вызовом» для Европейского союза.

Беларусь же успешно принимает жителей Украины (число въехавших в страну к осени 2016 г. достигло 160 тыс. чел.), а их присутствие не создает значимых угроз для безопасности государства. Конечно, рвущиеся в Европу беженцы являются гораздо более серьезным вызовом для ЕС, чем украинцы для Беларуси. Но ведь ЕС имеет в своем распоряжении несравненно больше ресурсов, чем Беларусь.

Кстати, Минск готов взять на себя и более серьезные обязательства по беженцам: достигнута договоренность с Евросоюзом о создании на территории нашей страны центров по размещению мигрантов, говорится о готовности Брюсселя выделить на этот проект €7 млн.

Риски «сверхпозитивной» повестки

Разговоры о потоках инвестиций, ожидаемом экономическом росте, перспективах сотрудничества с ЕС уже сейчас перехлестывают через край.

Это формирует завышенные ожидания у общественности и уверенность в отсутствии проблем. Здесь кроются определенные риски, так как гражданами с завышенными ожиданиями легче манипулировать.

Чем более беззаботно они себя чувствуют, тем легче породить в них протестные настроения, если что-то пойдет не так. Подобное случилось, когда белорусские медиа увлеклись педалированием социально ориентированного белорусского государства, содержание которого сводилось лишь к теме заботы о народе.

В результате социальные блага стали восприниматься населением как должное, а в обществе сформировались паразитарные настроения. И это очевидное упущение информационной политики, о чем говорил и Александр Лукашенко: «Каждый должен чувствовать ответственность за судьбу страны».

Однако уравновесить тему заботы темой ответственности следовало десятилетием раньше. Тогда бы возникшие в годы кризиса проблемы белорусский народ не воспринял так болезненно. Например, вполне рациональная реформа повышения пенсионного возраста в Беларуси стала объектом критики как раз за то, что она вошла в противоречие с прежними  лозунгами исполнительной власти.

То же самое касается «сверхпозитивной» экономической повестки, которая может сработать и против власти, если граждане посчитают, что обещанный приток инвестиций недостаточный, а их материальное положение улучшается мало или медленно.

Стратегия выгоды для Беларуси

Сформированная в Беларуси «сверхблагоприятная» политическая повестка дня полезна с точки зрения возможностей, которые может получить Минск в краткосрочной перспективе. Кризис выявил слабые места белорусской экономики.

«Вытянуть» собственную промышленность и справиться с новыми вызовами в одиночку Беларусь не сможет. Наращивание контактов Минска с Брюсселем призвано подхлестнуть евразийскую интеграцию.

Ведь в Москве не меньше, чем в Минске понимают, что судьба интеграционных проектов зависит от их практической результативности.

Ясно, что «бесплатно» вкладываться в белорусскую экономику никто не собирается. Поэтому Беларусь создает максимально конкурентную среду среди потенциальных инвесторов. Это позволяет Минску лавировать по вопросам уступок, которые эти инвесторы могут потребовать, и получать от них максимально выгодные условия сотрудничества.

Валентин Стариченок, кандидат исторических наук, доцент БГПУ (Минск)

Загрузка...
Комментарии
22 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Попытки Запада рассматривать Беларусь как «вторую Украину» создают новые риски.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

25%

составляет запланированный рост численности литовской армии к 2024 г. Увеличить намерены как число профессиональных военных, так и резервистов

Mediametrics