13 Января 2022 г. 08:30

Шахгельдян: Вокруг Казахстана ведется игра вдолгую, чтобы поставить заслон между Россией и Китаем

/ Шахгельдян: Вокруг Казахстана ведется игра вдолгую, чтобы поставить заслон между Россией и Китаем
Шахгельдян: Вокруг Казахстана ведется игра вдолгую, чтобы поставить заслон между Россией и Китаем
Фото: © AP Photo / Vasily Krestyaninov

Подводя первые итоги кризиса в Казахстане, президент Касым-Жомарт Токаев отметил, что напавшие на страну боевики «были хорошо обучены, организованы, и ими командовали из специального центра». По его словам, анализ ситуации показывает, что Казахстан столкнулся с вооруженным актом агрессии, подготовленным за рубежом. В этой ситуации ввод миротворческого контингента ОДКБ сыграл «очень большую роль с точки зрения стабилизации ситуации». Кто и зачем мог спровоцировать трагические события января 2022 г. в Казахстане, а также как они могут отразиться на России, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал ректор Российской Региональной Академии в Армении, кандидат политических наук Мгер Шахгельдян.

– Мгер Левонович, в недавней публикации Российской региональной академии в Армении Вы сравнили ситуацию в Казахстане с «арабской весной». В каких моментах, на Ваш взгляд, данное сходство наиболее выражено?

– Есть несколько моментов. Первый – последовательность развития событий. Изначально было социальное недовольство, потом процессы начались в очень многих городах одновременно. Эти процессы были организованы, имел место доступ к оружию и его массовое применение.

Второй момент связан с геополитической ролью Казахстана и Средней Азии в целом. Во время «арабской весны» была такая же ситуация, когда мы имели дело не с отдельной страной, а именно с регионом, который имеет стратегическое значение, и в разных районах этого региона есть стратегические запасы сырья – газ, нефть и так далее.

Третий фактор заключается в том, что Средняя Азия является барьером между двумя государствами – Россией и Китаем – и процессы, нарушающие государственное управление, давали двойной или даже тройной эффект, как и на Ближнем Востоке.

Screenshot 2022-01-12 at 22-25-57 111589 jpg (Изображение JPEG, 1000 × 665 пикселов).png

Мгер Шахгельдян. Источник: armenpress.am

– В числе важных факторов Вы отметили «активные действия Турции по завоеванию господства в центральноазиатских странах, как и в Северной Африке». В чем выражаются данные действия?

– Здесь присутствует также влияние британцев, которые сейчас очень близко работают с Анкарой. Действия Турции в данном направлении зиждутся на нескольких подходах, которые влияют на ее внешнюю политику. В 1920 г. парламент страны принял «Акт Мисак и Милли»: по сути, решение о том, что нужно возвратить территории, которые когда-то были турецкими, а потом оказались у других государств. Это Батуми, Мосул, часть Сирии, на которую турки сейчас претендуют, и где стоят их вооруженные силы и поддерживаемые ими фундаменталисты, а также Восточное Средиземноморье.

Второй фактор – пантюркизм, который работает сейчас в Средней Азии. Третий – это роль калифа мусульманского мира, которую играли руководители Турции до того, как Османская империя перестала существовать. Это касалось и турецкого султана, и правительства младотурок. Во всех случаях Анкара выдвигает какие-то миссионерские идеи и подходы.

Частично это связано со Средней Азией и Организацией тюркских государств, а на Ближнем Востоке это желание быть предводителем (калифом) мусульманского мира. Однако там Турция натолкнулась на сопротивление Египта и Саудовской Аравии. Здесь есть аналогия – миссионерская деятельность и там, и там по нескольким направлениям.

Турецкая экспансия на сегодняшний день работает по тем направлениям, где есть не только геополитические и геостратегические интересы, но и энергетические ресурсы. Северная Африка и Средняя Азия богаты ими.

Я думаю, что с геостратегической точки зрения Турция создает базовые территории в осевых региональных странах для последующей экспансии. В Северной Африке это Ливия, в Центральной Азии – Афганистан.

– По каким сценариям, на Ваш взгляд, может пойти развитие ситуации в краткосрочной и среднесрочной перспективах?

– В краткосрочной перспективе в Казахстане установится порядок, ситуация стабилизируется, тем более, президент работает четко. Но вопрос в том, что это долгосрочная региональная игра, которая будет подпитываться, принимая в расчет то, что общество Казахстана многосоставно. Часть сил может быть «законсервирована» и начать работать по принципу «роения». В долгосрочном плане нужно быть очень осторожным.

Цель Турции как союзника Великобритании – этой игрой поставить заслон между Китаем и Россией, и Анкара будет использована как агент влияния, чтобы в принципе создать проблему и преграду между Москвой и Пекином в этой части.

– Какими способами Турция может это осуществить и чем это грозит России? Что можно этому противопоставить в рамках ОДКБ?

– Турция, как минимум, может создать «центр тяжести» и использовать следующие технологии. Во-первых, расширить использование мягкой силы во всем регионе для легитимации двойной роли Анкары как «защитника и лидера», а также региональной сверхдержавы. Во-вторых, начать работать на ментальном поле с широкими слоями населения всех государств. В-третьих, формировать фундаменталистские ячейки для провоцирования процессов управляемого хаоса. В-четвертых, наращивать влияние с помощью инвестиций, формирования бизнес-структур и учебных заведений.

Для Москвы это грозит возникновением неустойчивости на южных границах, отвлечением ресурсов России и стран Центральной Азии на борьбу с этой ситуацией, проникновением бандформирований и наркотрафика, отвлечением ее сил от западной границы и Южного Кавказа. По сути дела, расширяется дуга нестабильности.

Что касается ОДКБ, то первый шаг – введение миротворцев в Казахстан – был очень важен. Организация сделала международную заявку, показала сплоченность и очень быструю высокоорганизованную реакцию. Сейчас нужно развивать и расширять созданный задел. Нужно работать над координацией на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях, заявить о себе как об организации, способной решать международные военные и политические задачи.

– Какие уроки может вынести Армения из ситуации в Казахстане, в том числе в контексте модели работы в ОДКБ?

– Для меня очень важно, что Армения, как председательствующая в ОДКБ страна, отреагировала очень быстро и четко в данной нестандартной ситуации. У Армении есть опыт миротворчества, в том числе в Сирии, совместно с нашим стратегическим союзником – Российской Федерацией.

В данной ситуации у Еревана также была своя миссия, и он ее выполнил. Важно, что и президент Казахстана, прочувствовав ситуацию и реальную для государства опасность, отреагировал быстро и обратился к ОДКБ, действуя как руководитель страны и высокопрофессиональный дипломат.

– Какие направления углубления интеграции и усиления координации актуально вынести на повестку ОДКБ и российско-армянского военного сотрудничества в 2022 г. с учетом ситуации в Казахстане?

– Армения находится на острие южного рубежа ОДКБ и с советских времен была в соприкосновении со второй армией НАТО – турецкой. Усиление и развитие Организации договора о коллективной безопасности соответствует стратегическим жизненным интересам страны.

В рамках ОДКБ следует интенсивно развивать созданный в Казахстане задел на усиление координации в военной и дипломатической областях на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях.

И военные действия между Арменией и Азербайджаном 2020 г., и процессы в Казахстане развивались быстро и масштабно. Менялась оперативная обстановка, но контуры прочерчивались стратегические. И у ОДКБ должны быть уже созданные механизмы – зачастую недопустимы долгие согласования и дипломатические проволочки. Одновременно нужно развивать сотрудничество в военно-технической сфере и области информационной безопасности.

Не секрет, что осью ОДКБ является Россия, и для Армении базой деятельности в организации было и остается армяно-российское стратегическое сотрудничество. По моему мнению, одним из базовых вопросов должно быть многократное усиление подготовки и переподготовки высококвалифицированных военных и гражданских кадров, а также развитие интеллекта, причем как человеческого, так и искусственного. У России и Армении очень крепкие, развивающиеся военные и дипломатические отношения. В военно-экономической сфере нам необходимо перейти на стратегию создания предприятий военной промышленности, ориентируясь на угрозы «завтрашнего дня».


Беседовал Владимир Крапоткин

Загрузка...
Комментарии
19 Января
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

ОДКБ стала фактором национальной безопасности Казахстана.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$1,2 трлн

достигло производство промышленной продукции в ЕАЭС за 11 месяцев 2021 г. Наибольший прирост – в Беларуси (6,7%) и России (5,2%) – Евразийская экономическая комиссия

Mediametrics