08 Декабря 2019 г. 18:38

«Зеленский боится противостоять националистам» – венгерский эксперт

«Зеленский боится противостоять националистам» – венгерский эксперт
Фото: lrt.lt

Между Украиной и Венгрией развернулась острая полемика по поводу обеспечения прав закарпатских венгров. Вслед за нотой протеста, врученной венгерскому послу Киевом, МИД Украины поспешил отреагировать на сообщения о возможном сотрудничестве Будапешта с Москвой в вопросе защиты нацменьшинств на украинской территории. Тем временем, Венгрия намерена расширять и экономическое сотрудничество на евразийском направлении: 29 ноября стало известно о ее готовности начать переговоры о присоединении к Евразийскому банку развития. Смогут ли найти компромисс Будапешт и Киев, а также перспективы сближения Венгрии со странами ЕАЭС в интервью порталу «Евразия.Эксперт» проанализировал Габор Штир – известный венгерский политолог, главный редактор портала moszkvater.com.

О правах украинских венгров


– 2 декабря в МИД Украины послу Венгрии Иштвану Ийдярто была вручена нота протеста из-за его заявлений об автономии венгров на Западной Украине. Какова позиция Венгрии по соблюдению прав соотечественников на Украине, и готов ли Киев идти на компромиссы в данном вопросе?

– Этот случай показывает, что с вопросом нацменьшинств на Украине ничего не меняется, а если даже что-то и меняется, то незначительно. Весь вопрос в том, что Зеленский боится националистов: по этой причине пространство движения у Зеленского во внутренней политике по данному вопросу минимальное. Украинский лидер либо не может предпринимать какие-либо действия против националистов.

В этом году или же в ближайшем будущем ожидается встреча Зеленского и Орбана. Но из-за интервью, в котором венгерский посол заявил об автономии национального меньшинства на Западной Украине и блокировании деятельности комиссии Украина – НАТО, не думаю, что от этой встречи стоит ожидать каких-либо желаемых результатов. Потому что, как я уже сказал, действия Зеленского в вопросе нацменьшинств ограничены. И даже в случае принятия закона о нацменьшинствах, эффекта будет мало.

– Председатель Госдумы Вячеслав Володин 3 декабря заявил, что к России обратился парламент Венгрии с просьбой объединить усилия для того, чтобы отстоять права венгерских меньшинств на Украине. Как вы оцениваете перспективы совместных усилий Будапешта и Москвы?

– Я положительно оцениваю подобного роды усилия, и считаю, что нашим странам следует совместно работать в этом направлении. Хочу сказать, что эти усилия не направлены против какой-либо страны: все это делается во благо нацменьшинств. Сегодня Венгрия делает все возможное, чтобы содействовать нацменьшинствам, и из-за этого блокирует деятельность комиссии Украина-НАТО.

Венгрия не против интеграции Украины в Европу. Сегодня ЕС пассивно выступает в вопросах нацменьшинств, поскольку внутри самой организации есть разные взгляды по вопросу Каталонии и так далее. Какие-то декларации принять могут, но сильно давить на Украину не будут. Но, несмотря на это, Венгрии необходимо выступать в защиту нацменьшинств на международных форумах.

Об отношениях с Евросоюзом


– Конфликт между Венгрией и ЕС все еще продолжается. Стоит ли ожидания его разрешения в ближайшее время?

– Я бы сказал, что элита Евросоюза, западных стран очень не любит Орбана. В обществах этих стран, однако, венгерский премьер очень популярен. Причиной этого является то, что Орбан говорит о многих вопросах, о которых молчат западные руководители. В обществах западноевропейских стран это многим нравится. Именно он раньше всех заговорил о проблемах миграции, мигрантах.

Не только Венгрия, но и Вышеградская группа едина в том, что эти страны имеют разные мнения относительно будущего Евросоюза. Макрон, частично немцы больше говорят об углублении интеграции. Орбан и страны Вышеградской четверки поддерживают либеральные подходы к суверенитету. В будущем для Евросоюза будет важнее суверенитет отдельных государств. Это большой вопрос, что углубление интеграции усиливает Европу. Это пока нерешенный вопрос.

Еще одна проблема состоит в том, что и в Венгрии, и в Польше имеются проблемы с демократией, прессой. Так полагают в Брюсселе. Эти проблемы действительно существуют, надо признать. Конечно, не то чтобы Венгрия и Польша идут в сторону авторитаризма: то, что Венгрия и Польша – демократические страны, бесспорно. Но еще раз подчеркну, какие-то проблемы существуют.

Часто старые члены Евросоюза используют это для того, чтобы усиливать давление на эти страны, и поэтому есть конфликт между этими странами и Западной Европой.

Проблема существует в области того, как обновлять и усовершенствовать Евросоюз. В будущем это маргинализует Балканы, Центральную Европу и так далее. Все это не в наших интересах. Это в интересах Макрона, Меркель, но даже сами немцы этого не хотят. У них есть очень глубокие и большие экономические интересы в Центральной Европе. Из-за этого у них немного иной подход, чем у Макрона.

Пока не стоит ожидать решения конфликта. Если Венгрия или Польша через три-четыре года переживут смену правительства, тогда этот конфликт сам собой разрешится, потому что левые или либеральные власти и там и здесь не хотят конфликта с Евросоюзом. Но этот конфликт смягчается, пока остается, но не будет острым.

– В Евросоюзе готовят введение санкций против Венгрии за «разрушение европейских институтов». Но по действующим законам, чтобы наказать одного из членов ЕС, нужно единогласное согласие остальных. По какому сценарию, на ваш взгляд, будут развиваться события?

– Санкции Евросоюза против собственного члена невозможны, потому что или Венгрия, или Польша наложат на это решение вето. Венгрия наложила вето даже на отчет о состоянии демократии в каждой стране, потому что на эти годовые отчеты всегда ссылаются, и таким образом усиливают влияние на эти или другие страны.

Таким образом невозможно «успокоить» Венгрию или Польшу. Есть и другие страны, которые в разных вопросах придерживаются отличного от Брюсселя мнения. Но я думаю, что есть другой подход: это деньги. Посредством денег можно влиять на разные страны, потому что будет потрачено меньше денег на остальные регионы.

Брекзит, после которого Великобритания ушла из Евросоюза, повлиял и на бюджет. Есть попытки связать деньги и состояние демократии. Если ты ведешь себя плохо, значит, нарушаешь демократические общие принципы, тогда получаешь меньше денег.

Это ударит и по Польше и по Венгрии, потому что обе страны получили до этого большие деньги от Евросоюза. Кроме этого, если еще углубится глобальный экономический кризис, тогда это будет большой проблемой. Через деньги можно повлиять или наказать «невоспитанных» членов Евросоюза.

Для того чтобы «наказать» одного из членов Евросоюза, нужно согласие всех членов организации. Трения внутри Евросоюза, между Центральной и Западной Европой, углубляются. Это не только Венгрия и Польша, но и Чехия, Словакия, которые во многих вопросах думают аналогично. Углубляются трения и противоречия между Северными и Южными странами. Эта проблема остается.

Для Евросоюза и Европы было бы важным углублять отношения с Россией, потому что это укрепляло бы оба полюса Евразийского пространства. Трения и конфликты между этими полюсами – только в интересах третьей стороны, в основном США. Они смотрят уже больше не на Европу, а на Азию.

Это дает большие возможности Европе. Это важно, потому что такие страны, как Венгрия, Австрия, Италия, Словакия, Чехия поддерживают улучшение отношений с Россией и снятие санкций. Но если этот процесс будет усилен, тогда обе стороны евразийского геополитического полюса усилятся. Макрон тоже поддерживает эту идею. Вот тогда что-то может получиться.

О евразийском векторе политики Будапешта


– Как бы вы охарактеризовали российско-венгерские отношения? В каких направлениях наблюдается прогресс, а в каких имеющийся потенциал еще полностью не реализован?

– Российско-венгерские отношения можно охарактеризовать как прагматические. Они основываются на очень хороших и близких отношениях руководителей двух стран: президента Владимира Путина и премьер-министра Виктора Орбана. Они понимают друг друга, у них схожие взгляды на мир. Это очень сильно помогает в отношениях.

Все это является очень важным фактором, поскольку мы знаем, что 10 лет назад правительственная партия Венгрии «Фидес» сильно и остро критиковала Россию. Это говорит о том, что венгерские правые уже по-другому относятся к России. Но если Орбан думает не так, то даже общественное мнение меняется в пользу правых. Либералы очень сильно критикуют Орбана из-за его близких отношений с Путиным и Россией. Из этого вытекает то, что при таких хороших условиях надо крепко обосновывать двусторонние отношения – не только экономические, но и гуманитарные, культурные.

Еще одним немаловажным фактором, добавляющим динамичность двусторонним отношениям, является АЭС «Пакш-2». Это настолько крупный проект, что под этим зонтиком как раз и можно развивать экономические, гуманитарные и культурные отношения.

Какой-то прогресс в этих направлениях есть, но этого еще мало. К примеру, есть возможность посылать и в Россию, и в Венгрию более 200 студентов в год. Но Венгрия посылает в Россию только приблизительно 20, максимум 30 студентов – не используют эти возможности. То же самое в сфере торговли. Когда мы говорим о том, что в прошлом году торговые отношения развивались на 30%, то теперь, по венгерским данным, $6,5 млрд, по российским данным – $7 млрд. Это очень мало, потому что есть бо́льший потенциал.

Если руководители встречаются каждый год – в последний раз, к примеру, встреча состоялась в октябре – то люди, приветствующие эти отношения, ожидают еще больший результат. Стороны, как я сказал, очень хорошо понимают друг друга. Реализация проекта «Пакш-2» запаздывает на два года. Есть потенциал для развития отношений в энергетической сфере. Экономические, торговые, гуманитарные связи имеют большой потенциал, но есть такая проблема: венгерский экспорт меньше, чем это было 10 лет назад.

Эта сфера не может развиваться, потому что нечего экспортировать. Это и есть основная проблема: нет товаров. Но зато есть разные технологии, фармацевтика. Еще есть возможности в сфере геополитики: взгляды руководителей на различные события в мире совпадают. Есть идеологическое сходство, есть общие вызовы и общие интересы, есть вопросы миграции. Россия может частично решить такие вопросы – к примеру, в Сирии. Имеется Южный поток, Северный поток. Транзит через Украину.

Венгрия – член Евросоюза. Она никогда не будет голосовать против европейского мейнстрима, но свое мнение в ходе форумов в рамках Евросоюза Венгрия высказывает все сильнее и сильнее. Есть 5-7 стран, которые уже по-другому рассматривают эти вопросы.

Это важно для России, для Венгрии. Я думаю, что не стоит многого ожидать: для Путина очень важно то, что есть очень хороший партнер в рамках Евросоюза, для Орбана это то, что Венгрия через Россию может иметь выход на Восток, расширять с Россией, Китаем экономическое сотрудничество – е только в экономической, но и в других сферах. Венгрия хочет опираться не только на Евросоюз, но и на Восток. Для этого есть очень большой потенциал и об этом уже 10 лет говорят Орбан и правительственная партия. Но делается для этого меньше, чем позволяет потенциал.

– Как вы оцениваете перспективы сотрудничества между Евразийским экономическим союзом и Венгрией? Что привлекает Венгрию в ЕАЭС?

– С одной стороны, Венгрия – член Евросоюза. Это важно и остается фактом. С другой стороны, надо развивать отношения с восточными странами. Если мы этого хотим, тогда Венгрия должна усиливать и углублять отношения и сотрудничество с ЕАЭС.

Я думаю, что Венгрию привлекают туда также экономические и торговые возможности, но есть и ограничения. ЕАЭС подписал с Сербией договор о свободной торговле. Венгрия же этого не может делать, потому что она член Евросоюза. Если Сербия станет членом Евросоюза, то она должна отказаться от этого соглашения. Для Венгрии это не перспектива. Мы будем сотрудничать, но не можем стать членом ЕАЭС. Но организация нас привлекает, потому что дает нам больше возможности.

Насколько я знаю, Сингапур тоже подписал соглашение. Такой сценарий в будущем для Венгрии просто невозможен. Никто, конечно же, не говорит о том, что Венгрия хочет выйти из Евросоюза. Это невозможно. Такое соглашение было бы выгодно для Венгрии, но больше выгоды от того, что мы члены Евросоюза, это однозначно. Думаю, что о зоне свободной торговле с ЕАЭС пока невозможно говорить.

– 29 ноября в Москве состоялась XIV Ежегодная международная конференция «Евразийская экономическая интеграция», организованная Евразийским банком развития (ЕАБР). В ходе конференции вице-премьер Венгрии Михай Варга заявил о готовности стать полноправным членом ЕАБР. Какие перспективы откроет данный шаг перед Венгрией?

– То, что мы сотрудничаем с Евразийским банком развития, вписывается в рамки того, о чем мы с вами говорили. Речь идет о расширении экономических, финансовых возможностей, пространства движения. После этого Варга говорил о том, что нам это дает экономические выгоды. Например, этот банк может дать нам кредиты, выделить деньги на инфраструктурные проекты. Очень удачным является то, что Венгрия географически расположена между Западной Европой и Азией. Эти торговые пути и разные проекты очень важны для обеих сторон. Необходимо развивать железнодорожные пути, строить дороги – в этой сфере есть общие интересы. У Венгрии мало капитала, если данный банк может финансировать данные проекты, то от этого все стороны получат выгоду. Тогда эти инфраструктурные проекты имеют перспективу.

Загрузка...
Комментарии
24 Апреля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Швеция стала первой в Евросоюзе страной, полностью закрывшей институты Конфуция.

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

35 млн

доз вакцины от коронавируса «Спутник V» поставит Узбекистану Россия в рамках договоренностей РФПИ и фармацевтической компании LAXISAM. До 10 млн доз может быть поставлено в 2020 г. и до 25 – в 2021 г.

Mediametrics