«Литва проигрывает стратегически». Депутат Госдумы – о последствиях попыток блокады Калининграда «Литва проигрывает стратегически». Депутат Госдумы – о последствиях попыток блокады Калининграда

Литва не задумывается о последствиях своих шагов по блокаде Калининграда, а они могут быть очень серьезными, подчеркнули в Совбезе РФ. По словам губернатора региона Антона Алиханова Россия может сделать так, что «половины экономики Литвы не будет». Проект контрмер уже передан в правительство и администрацию президента. США и их союзники в обход Устава ООН неоднократно позволяли себе по собственному усмотрению инициировать различные ограничения и санкции. Однако опрометчивое решение Вильнюса не одобряют в Германии, лоббируя отмену подобных ограничений. Какими именно будут последствия транзитной блокады для литовской стороны и почему в дело вмешался Берлин, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал доктор экономических наук, депутат Госдумы от «Единой России» Андрей Горохов.

− Андрей Юрьевич, 18 июня Литва объявила запрет на железнодорожный транзит товаров в Калининград, которые попадают по санкции ЕС. Что стоит за подобными шагами Литвы, на что они рассчитаны?

− Не думаю, что литовцы приняли решение самостоятельно. Такие вещи согласовываются – все-таки, речь идет о блокаде российского региона, а это вещь крайне серьезная и чреватая с точки зрения международных отношений. Вопрос – с кем Литва согласовала свое решение. Либо это был Вашингтон, который попросил литовцев надавить на Россию через Калининградский эксклав, тогда понятно недоумение Евросоюза, который пытается остановить Литву, продвигая исключение для Калининграда по перевозке санкционных грузов. Либо это все-таки был Евросоюз. Во избежание прямого конфликта с Россией он мог снять с себя ответственность за все происходящее: мол, это не мы, мы не хотим конфликта, Литва все решает сама, и мы ничего с этим не можем поделать.

В принципе, обе версии имеют право на жизнь. В любом случае, мы имеем очередное обострение, и его задача – создать для России новую горячую точку.


Андрей Горохов.

− Не станет ли отказ от белорусского, а теперь и российского транзита «экономическим самоубийством» для Литвы? Почему Вильнюс идет на такие сомнительные с точки зрения экономики шаги?

− Насколько я понимаю, об экономической целесообразности речь уже не идет. Если бы сегодня думали об экономике, не вводили бы санкции против нашей страны. Сегодня торжествует геополитика, экономика отходит на второй план. Грузоперевозки через литовские порты падали уже несколько лет, и с потерей российского транзита литовцы смирились. Видимо, они пробуют компенсировать экономические потери за счет субсидий со стороны Запада, продавая себя как передовой бастион борьбы с Россией.

Если рассмотреть отстраненно, то стратегически это недальновидная политика, ведь Россия никуда не денется, и лучше с такой огромной сильной страной дружить или хотя бы не конфликтовать напрямую. Грузия, например, это понимает, а литовцы нет.

− В ответ в МИД России предупредили: «если в ближайшее время грузовой транзит между Калининградской областью и остальной территорией Российской Федерации через Литву не будет восстановлен в полном объеме, то Россия оставляет за собой право на действия по защите своих национальных интересов». Какие риски создает для Литвы блокада Калининграда? Чем может ответить Россия?

− Военное решение вопроса – прорубание Сувалковского коридора – не очень вероятно, на мой взгляд. Наказать Литву и тех, кто за ней стоит, мы можем симметрично. В нашем случае это удержание эксклава как форпоста в Европе, как с военной, так и с экономической точки зрения. Калининградская область при губернаторе Антоне Алиханове очень много сделала для экономики: новые производства, рабочие места, инвестиционная привлекательность. Поэтому нужно удержать социально-экономическую сферу в первую очередь.

Я занимался опытом выживания Западного Берлина в условиях изоляции, даже книгу об этом написал вместе с коллегами. Главной причиной успеха западных берлинцев была грамотная экономическая политика, зеленый свет для бизнеса, налоговые льготы и федеральные субсидии, поддержка ФРГ. Несмотря на все опасения инвесторов, эта территория развивалась успешней ГДР и стала настоящей витриной для восточных германцев. Калининград вполне сможет пройти этот путь уже с нашей стороны при понимании, что планировать развитие в новых условиях нужно стратегически и надолго. Ведь санкции введены на многие годы, и нынешнее обострение вокруг калининградского транзита, вероятно, не последнее.

Кстати, не исключаю, что вопрос транзита будет улажен, как это произошло с сообщением западного Берлина и ФРГ. Были установлены четкие коридоры, по которым шел транзит. Но этому предшествовал период обострений; видимо, сейчас такой же период проходим и мы. Что же касается конкретной транзитной проблемы, нужно ввозить дополнительные паромы, развивать морской транспорт. Это может отбить всякую охоту к сухопутным блокадам, и литовцы убедятся, что транзитный шантаж не работает.

− Газета «Шпигель» сообщила, что правительство ФРГ возмущено действиями Литвы по вопросу транзитных перевозок в Калининградскую область. Глава МИД Германии Анналена Бербок подчеркнула, что санкционные пакеты касаются импорта и экспорта товаров в Россию, но не транзита из одной части страны в другую. С чем, на ваш взгляд, связано такое внезапное прояснение мышления политической элиты ФРГ?

− Во-первых, они понимают, что такой конфликт может быть далекоидущим. И, во-вторых, они, конечно, помнят свой коридор через территорию ГДР в ФРГ, который просуществовал вплоть до 1991 г.

− Николай Патрушев заявил, что «ответ Москвы на транспортную блокаду Калининградской области Литвой прямо затронет жителей прибалтийской республики». Как и в чем могут сказаться на жизни граждан Литвы возможные действия со стороны России?

− В первую очередь, падение уровня жизни, и частично элиты уже на это подписались, пожертвовав интересами своих граждан. Частично будут пытаться компенсировать это падение за счет дотаций Евросоюза. Однако главное в том, что Литва проигрывает стратегически, ее поведение нерационально, она действует словно в горячке и стреляет себе в ногу.

Если конфронтация Запада с Россией ослабнет, а это рано или поздно произойдет, поддержка литовцев со стороны Евросоюза уйдет, и тогда они станут глухим углом Европы с очень слабой экономикой, ведь связи с Россией полностью разрушены, и огромный российский рынок для них закрыт.

С Россией выгодно дружить – эту истину наши прибалтийские коллеги рано или поздно поймут, но пока время для такого понимания явно еще не настало.

− Похоже, что вопрос вступления в НАТО Финляндии и Швеции скоро решится положительно для этих стран. Балтийское море тогда окажется практически полностью под контролем НАТО. Насколько это критично для обеспечения необходимых логистических и экономических связей эксклава с «большой Россией»?

− Я с удовольствием прочитал новость о том, что сейчас рассматривается вариант повернуть «Северный поток-2» на Калининград, сделать такое ответвление. Это дало бы возможность создать газовый хаб, который находится уже внутри Европы, и вполне можно было бы отдельно рассмотреть варианты дальнейших поставок газа через Калининград. Это говорит о том, что Россия очень внимательно относится к региону и никогда его не оставит. Мы здесь не случайно, а надолго, и мы всегда вместе со своей основной территорией, с «большой Россией».


Беседовал Владимир Крапоткин

05 Июля 2022 г. 08:56

«Литва проигрывает стратегически». Депутат Госдумы – о последствиях попыток блокады Калининграда

/ «Литва проигрывает стратегически». Депутат Госдумы – о последствиях попыток блокады Калининграда
«Литва проигрывает стратегически». Депутат Госдумы – о последствиях попыток блокады Калининграда
Фото: Михаил Голенков / РИА Новости

Литва не задумывается о последствиях своих шагов по блокаде Калининграда, а они могут быть очень серьезными, подчеркнули в Совбезе РФ. По словам губернатора региона Антона Алиханова Россия может сделать так, что «половины экономики Литвы не будет». Проект контрмер уже передан в правительство и администрацию президента. США и их союзники в обход Устава ООН неоднократно позволяли себе по собственному усмотрению инициировать различные ограничения и санкции. Однако опрометчивое решение Вильнюса не одобряют в Германии, лоббируя отмену подобных ограничений. Какими именно будут последствия транзитной блокады для литовской стороны и почему в дело вмешался Берлин, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал доктор экономических наук, депутат Госдумы от «Единой России» Андрей Горохов.

− Андрей Юрьевич, 18 июня Литва объявила запрет на железнодорожный транзит товаров в Калининград, которые попадают по санкции ЕС. Что стоит за подобными шагами Литвы, на что они рассчитаны?

− Не думаю, что литовцы приняли решение самостоятельно. Такие вещи согласовываются – все-таки, речь идет о блокаде российского региона, а это вещь крайне серьезная и чреватая с точки зрения международных отношений. Вопрос – с кем Литва согласовала свое решение. Либо это был Вашингтон, который попросил литовцев надавить на Россию через Калининградский эксклав, тогда понятно недоумение Евросоюза, который пытается остановить Литву, продвигая исключение для Калининграда по перевозке санкционных грузов. Либо это все-таки был Евросоюз. Во избежание прямого конфликта с Россией он мог снять с себя ответственность за все происходящее: мол, это не мы, мы не хотим конфликта, Литва все решает сама, и мы ничего с этим не можем поделать.

В принципе, обе версии имеют право на жизнь. В любом случае, мы имеем очередное обострение, и его задача – создать для России новую горячую точку.


Андрей Горохов.

− Не станет ли отказ от белорусского, а теперь и российского транзита «экономическим самоубийством» для Литвы? Почему Вильнюс идет на такие сомнительные с точки зрения экономики шаги?

− Насколько я понимаю, об экономической целесообразности речь уже не идет. Если бы сегодня думали об экономике, не вводили бы санкции против нашей страны. Сегодня торжествует геополитика, экономика отходит на второй план. Грузоперевозки через литовские порты падали уже несколько лет, и с потерей российского транзита литовцы смирились. Видимо, они пробуют компенсировать экономические потери за счет субсидий со стороны Запада, продавая себя как передовой бастион борьбы с Россией.

Если рассмотреть отстраненно, то стратегически это недальновидная политика, ведь Россия никуда не денется, и лучше с такой огромной сильной страной дружить или хотя бы не конфликтовать напрямую. Грузия, например, это понимает, а литовцы нет.

− В ответ в МИД России предупредили: «если в ближайшее время грузовой транзит между Калининградской областью и остальной территорией Российской Федерации через Литву не будет восстановлен в полном объеме, то Россия оставляет за собой право на действия по защите своих национальных интересов». Какие риски создает для Литвы блокада Калининграда? Чем может ответить Россия?

− Военное решение вопроса – прорубание Сувалковского коридора – не очень вероятно, на мой взгляд. Наказать Литву и тех, кто за ней стоит, мы можем симметрично. В нашем случае это удержание эксклава как форпоста в Европе, как с военной, так и с экономической точки зрения. Калининградская область при губернаторе Антоне Алиханове очень много сделала для экономики: новые производства, рабочие места, инвестиционная привлекательность. Поэтому нужно удержать социально-экономическую сферу в первую очередь.

Я занимался опытом выживания Западного Берлина в условиях изоляции, даже книгу об этом написал вместе с коллегами. Главной причиной успеха западных берлинцев была грамотная экономическая политика, зеленый свет для бизнеса, налоговые льготы и федеральные субсидии, поддержка ФРГ. Несмотря на все опасения инвесторов, эта территория развивалась успешней ГДР и стала настоящей витриной для восточных германцев. Калининград вполне сможет пройти этот путь уже с нашей стороны при понимании, что планировать развитие в новых условиях нужно стратегически и надолго. Ведь санкции введены на многие годы, и нынешнее обострение вокруг калининградского транзита, вероятно, не последнее.

Кстати, не исключаю, что вопрос транзита будет улажен, как это произошло с сообщением западного Берлина и ФРГ. Были установлены четкие коридоры, по которым шел транзит. Но этому предшествовал период обострений; видимо, сейчас такой же период проходим и мы. Что же касается конкретной транзитной проблемы, нужно ввозить дополнительные паромы, развивать морской транспорт. Это может отбить всякую охоту к сухопутным блокадам, и литовцы убедятся, что транзитный шантаж не работает.

− Газета «Шпигель» сообщила, что правительство ФРГ возмущено действиями Литвы по вопросу транзитных перевозок в Калининградскую область. Глава МИД Германии Анналена Бербок подчеркнула, что санкционные пакеты касаются импорта и экспорта товаров в Россию, но не транзита из одной части страны в другую. С чем, на ваш взгляд, связано такое внезапное прояснение мышления политической элиты ФРГ?

− Во-первых, они понимают, что такой конфликт может быть далекоидущим. И, во-вторых, они, конечно, помнят свой коридор через территорию ГДР в ФРГ, который просуществовал вплоть до 1991 г.

− Николай Патрушев заявил, что «ответ Москвы на транспортную блокаду Калининградской области Литвой прямо затронет жителей прибалтийской республики». Как и в чем могут сказаться на жизни граждан Литвы возможные действия со стороны России?

− В первую очередь, падение уровня жизни, и частично элиты уже на это подписались, пожертвовав интересами своих граждан. Частично будут пытаться компенсировать это падение за счет дотаций Евросоюза. Однако главное в том, что Литва проигрывает стратегически, ее поведение нерационально, она действует словно в горячке и стреляет себе в ногу.

Если конфронтация Запада с Россией ослабнет, а это рано или поздно произойдет, поддержка литовцев со стороны Евросоюза уйдет, и тогда они станут глухим углом Европы с очень слабой экономикой, ведь связи с Россией полностью разрушены, и огромный российский рынок для них закрыт.

С Россией выгодно дружить – эту истину наши прибалтийские коллеги рано или поздно поймут, но пока время для такого понимания явно еще не настало.

− Похоже, что вопрос вступления в НАТО Финляндии и Швеции скоро решится положительно для этих стран. Балтийское море тогда окажется практически полностью под контролем НАТО. Насколько это критично для обеспечения необходимых логистических и экономических связей эксклава с «большой Россией»?

− Я с удовольствием прочитал новость о том, что сейчас рассматривается вариант повернуть «Северный поток-2» на Калининград, сделать такое ответвление. Это дало бы возможность создать газовый хаб, который находится уже внутри Европы, и вполне можно было бы отдельно рассмотреть варианты дальнейших поставок газа через Калининград. Это говорит о том, что Россия очень внимательно относится к региону и никогда его не оставит. Мы здесь не случайно, а надолго, и мы всегда вместе со своей основной территорией, с «большой Россией».


Беседовал Владимир Крапоткин

Теги

Загрузка...
15 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Западные страны просчитались в антироссийском санкционном угаре.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

20%

составил рост промышленного производства в Евразийском союзе за 10 лет. Для сравнения, в ЕС промпроизводство за аналогичный период выросло только на 10% – ЕЭК

Mediametrics