26 Июля 2016 г. 07:59

Граница без замка. Что ждет отношения Украины и Беларуси?

Граница без замка. Что ждет отношения Украины и Беларуси?
Военнослужащие на белорусско-украинской границе. Фото: http://sputnik.by/

В последние недели отмечается рост интереса ряда украинских экспертов к белорусско-украинским отношениям. Белорусский политический аналитик Дмитрий Могильницкий рассматривает причины возросшего интереса и приходит к выводу, что Минск был вынужден стать региональным донором безопасности, чтобы снизить риски, главный из которых - слабо контролируемая граница с Украиной протяженностью более 1 тыс км.

Аудит белорусско-украинских отношений

За потеплением в отношениях Республики Беларусь с Евросоюзом и возобновлением контактов европейских чиновников с официальным Минском последовало увеличение количества аналитических материалов, посвященных отношениям Беларуси и Украины. Это тем более понятно потому, что занятая Минском «особая» позиция по украинским событиям и послужила основным толчком к потеплению отношений с Европой.

Эта же «особая» позиция вызывает ярко выраженный интерес у экспертов и аналитиков в плане исследования как истории становления, так и текущего состояния белорусско-украинских отношений, а также с точки зрения выработки рекомендаций по стратегическому сближению Беларуси и Украины с целью их сотрудничества «в обход» Москвы.

Упомянутый текст аналитика киевского Института мировой политики Е.Бетлий - это сверхкраткая выжимка из пятидесятистраничного «Аудита внешней политики: Украина-Беларусь», подготовленного в соавторстве с Е. Прейгерманом, председателем минского «Либерального клуба».

Надо отметить, что «Аудиты» являются регулярным продуктом деятельности Института мировой политики в рамках проекта, осуществляемого при поддержке такой авторитетной и известной организации как «Черноморский траст регионального сотрудничества» фонда Германа Маршалла (BST GMF). Помощь при подготовке «аудита» белорусско-украинских отношений также оказала не менее известная и не менее авторитетная организация «Pact Беларусь», финансируемая Агентством США по международному развитию (USAID).

«Аудит» отношений Украины и Беларуси стоит в одном ряду с анализом отношений Украины с другими странами и не выглядит чем-то из ряда вон выходящим, если бы не откровенно выраженное в нём рассмотрение Беларуси как объекта активной политики Украины.

Основной целью политики Украины по отношению к Беларуси провозглашается установление стратегического партнерства для обеспечения сохранения Минском «особой» благосклонно-нейтральной позиции и дальнейшего проведения им политики невмешательства во внутриукраинский конфликт (который, естественно, трактуется как вооруженный конфликт Украины и России). 

Основными задачами, решение которых позволит достичь указанной цели, в докладе указываются:

  • предотвращение дальнейшей интеграции Беларуси и России в области внешней политики и политики безопасности;

  • расширение белорусско-украинского торгово-экономического сотрудничества и кооперации, в том числе создание совместных предприятий;

  • представление Киевом интересов Минска в структурах ЕС;

  • расширение взаимодействия в рамках трансграничных проектов ЕС и в рамках «Восточного партнёрства»;

  • изменение общественного мнения белорусов, в том числе, путем получения доступа к вещанию украинских телеканалов непосредственно на территории Беларуси;

  • расширение взаимодействия неправительственных организаций гражданского общества двух стран;

  • поддержка формирования и укрепление белорусской национальной идентичности;

  • расширение взаимодействия экспертного сообщества, увеличение программ студенческого обмена и академических стажировок.

Похожий набор рекомендаций содержится и в других текстах различных авторов.

Практически одновременное появление в широком доступе столь значительного количества материалов, рекомендующих практически идентичные меры, может означать лишь одно – произошло встраивание Украины в сеть акторов, имеющих стратегической целью коренное изменение системы общественно-политического управления в Республике Беларусь.

В этом согласен с другими авторами, уже прокомментировавшими тексты, посвященные  белорусско-украинскому сотрудничеству - А.Носовичем, П.Петровским.

О том, как это уже происходит в Беларуси я писал в материале про гражданское общество и в материале про «формирование» белорусской идентичности.

Однако переход от краткосрочной ставки на радикально-протестное изменение системы общественно-политического управления к долгосрочной деятельности по трансформации сознания большинства населения не несет острой и непосредственной угрозы миру и стабильности в Беларуси.

Это игра в долгую, способная дать свои результаты по мере демографического замещения старых поколений населения Беларуси молодыми, идеологически трансформированными, нацеленная на подготовку «кадрового резерва», который возможно будет использовать в момент естественного ухода А.Г. Лукашенко из власти (2034 – 2039 гг).

На мой взгляд, существуют более насущные угрозы и риски, балансирование которых  затруднительно, а в ближайшее время – вообще невозможно.

Вопрос границы

Фундаментальная уязвимость Беларуси имеет длину 1084 км. Именно такова протяженность границы с Украиной. Физические особенности рельефа местности, по которой проходит граница (леса, болота, реки с заболоченными поймами), обусловливают не только трудности с её демаркацией, но и серьёзные проблемы с контролем её неприкосновенности.

Вопрос о демаркации границы с Украиной был окончательно решен лишь в 2013 г., на начало 2016 г. было демаркировано лишь около 400 км., а полностью этот трудоёмкий и ресурсозатратный процесс может занять не менее 5 лет. С учётом текущей ограниченности в финансовых ресурсах можно смело увеличивать этот срок до 8-10 лет. А если процессу демаркации будут оказывать противодействие «неконтролируемые» группы украинских граждан или отдельные излишне «децентрализованные» главы украинских областей – то и ещё дольше.

Нельзя сказать, что пограничная проблема не осознавалась или замалчивалась экспертным сообществом. Однако в материалах украинских аналитиков большее внимание уделяется тому, что «для Украины усиление охраны границы связано с необходимостью перекрытия каналов  проникновения на украинскую территорию возможных российских диверсионных групп или наемников для участия в боевых действиях на стороне сепаратистов».

По мнению тех же экспертов и аналитиков, Беларусь обеспокоена неконтролируемой миграцией, приграничной контрабандой, возможностью бесконтрольного возвращения белорусских граждан, которые принимали участие в конфликте на стороне Л/ДНР или на стороне официальной украинской власти,  а также риском проникновения нелегального оружия. Также констатируются опасения белорусских властей по поводу возможного проникновения на территорию РБ представителей украинских праворадикальных и националистически настроенных организаций, которые бы могли осуществлять подготовку насильственного переворота в стране со своими белорусскими «коллегами» из числа оппозиции.

Всё это верно, как верно и то, что простой демаркацией границы (которая необходима) эти риски не устранить, поскольку мало обозначить границу, ещё необходим и контроль её неприкосновенности. В какой степени способна Беларусь обеспечить этот контроль при нынешних финансово-экономических условиях – вопрос, скорее, риторический. Следовательно, все (или некоторые) угрозы имеют высокую вероятность реализации.

Кроме того, практически не освещается вопрос, насколько способна Беларусь парировать угрозу так называемой «гибридной войны», если она будет вестись с территории Украины. В информационном пространстве полностью доминирует тема якобы неминуемой «российской агрессии» против Беларуси, которая отвлекает от оценки возможности «украинской агрессии».

Между тем, некоторые представители украинского экспертного сообщества уже позиционируют свою страну как знатока «войны XXI века», имеющего «опыт ведения «гибридной войны» и готового поделиться этим опытом.

Причем не только готовы, но уже и делятся, и даже учебные пособия пишут, причем для военнослужащих ещё одного соседа Беларуси – Литвы («Гибридная война России: опыт Украины для стран Балтии»).

Сценарии дестабилизации

Какие есть возможности у Украины, чтобы угрожать Беларуси? Попробую перечислить:

  • наличие обстрелянных слаженных хорошо вооруженных идеологически мотивированных подразделений;

  • наличие некоторого количества идеологически мотивированных белорусских граждан (или бывших граждан), воевавших на стороне киевского правительства, объединенных в отдельное подразделение;

  • полупрозрачная границы и проводники из местного населения, знающих пути проникновения на территорию Беларуси;

  • наличие опыта ведения информационных пропагандистских кампаний при одновременном наличии множества информационных ресурсов в сети Интернет и добровольных информационных помощников внутри Беларуси;

  • поляризация общественного мнения белорусов по поводу внутренней и внешней политики Беларуси;

  • согласованность действий Киева с интересами и действиями внешних игроков.

Одним из печально знакомых сценариев может оказаться проникновение на труднодоступную территорию белорусского Полесья какой-нибудь тактической группы «Беларусь», захват нескольких небольших населенных пунктов и провозглашение на контролируемой территории какой-нибудь БНР-2 под бело-красно-белым флагом и Пагоней.

Причём, поскольку речь не идёт о сепаратизме, событие широко освещается «передовыми демократическими» СМИ, «белорусские борцы за свободу» получают «мировое» одобрение и «всемерную» поддержку, а на Лукашенко оказывается давление с целью удержания от силового решения возникшего кризиса.

Другим сценарием вполне может стать координируемое из одного центра проникновение в разных местах на территорию Беларуси нескольких вооруженных групп с последующим одновременным осуществлением запланированных диверсий и актов устрашения. По «островку стабильности» наносится ощутимый удар, Президент Лукашенко теряет репутацию гаранта стабильности, под угрозу ставится сохранение им власти, поскольку, несмотря на ухудшение экономического благосостояния, население не лишает его поддержки лишь на фоне хаоса, творящегося где-то там, но не у нас.

Есть ли у Беларуси опыт, силы и средства на быстрое блокирование и ликвидацию одновременно нескольких террор-групп – вопрос опять же риторический.  

Причём, ни один из возможных сценариев гибридной/террористической войны со стороны Украины не купируется наличием на территории Беларуси авиационной базы ВКС РФ, а подписание соглашения о её размещении может стать сигналом к началу осуществления агрессивных сценариев на белорусской территории.

Донор безопасности поневоле

Поэтому Президент Лукашенко не кривил душой, когда говорил, что, с военной точки зрения, российская авиабаза сейчас не нужна ни Беларуси, ни России.

Вполне возможно, что «особая позиция» Минска по Украине и продолжающееся, несмотря на одиозность киевского режима, сотрудничество обусловлены не только и не столько желанием Беларуси показать свою самостоятельность в принятии важных решений, а чётким пониманием своей фундаментальной уязвимости в текущих условиях и неспособности её устранить в ближайшее время.

Тем более, что свою слабость Беларуси удалось (на время) превратить в силу, организовав Минский процесс, получить при этом репутацию «донора безопасности в регионе», извлечь из этого немало внутри- и внешнеполитических дивидендов и замедлить экономическое падение за счет «посредничества» в торговле.

Или, перефразируя украино-белорусских экспертов:

Беларусь будет сотрудничать с любым правительством Украины, будет поддерживать территориальную целостность Украины, будет выступать против любого формата федерализации Украины потому что Беларусь пока что вынуждена это делать. Помимо того, что это выгодно.

Конечно, обстоятельства меняются, от уязвимостей можно избавиться, понимание выгод – пересмотреть, но это уже совсем другая история.

Тем не менее, можно с полной уверенностью утверждать, что, при существующем общественно-политическом устройстве Беларуси ни угрозы со стороны Украины, ни выгоды от прагматичного тактического сотрудничества с ней не склонят Минск действовать в пику Москве, не говоря уж про действия в ущерб ей.

Слишком неравнозначны угрозы и выгоды.


Дмитрий Могильницкий, политический аналитик (Минск, Беларусь)


Загрузка...
Комментарии
02 Сентября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что стоит за визитом советника Трампа в Минск.

Инфографика: 5 ключевых событий в ЕАЭС в 2018 году
инфографика
Цифра недели

3,5%

населения мира составляют мигранты, что эквивалентно 272 млн чел. С 2010 г. данный показатель увеличился на 51 млн чел. – ООН

Mediametrics