22 Июня 2021 г. 09:58

При новом президенте Тегеран углубит связи с Россией и Китаем – иранский эксперт

При новом президенте Тегеран углубит связи с Россией и Китаем – иранский эксперт
Избранный президент Ирана Ибрагим Раиси.
Фото: insiderkey.ru

Иран избрал нового президента – им стал Ибрагим Раиси, который занимал пост председателя Верховного суда и придерживается консервативных взглядов. По мнению Bloomberg, личность нового иранского президента может осложнить или даже сорвать восстановление «ядерной сделки»: в 1980-х гг. он был одним из четырех судей, согласовывавших тысячи решений о смертной казни. Как новый президент будет развивать отношения Ирана с США, Россией и Китаем, в интервью «Евразия.Эксперт» оценил иранский политолог, экс-посол Ирана в Азербайджане Афшар Сулеймани.

– Как бы вы оценили итоги президентских выборов в Иране?

– По сравнению с прошлыми выборами в процентном соотношении количество участников голосования уменьшилось. Из 80 млн населения в Иране правом голоса обладают 60 млн. 18 млн из них отдали свои голоса за господина Ибрагима Раиси. То есть, каждый третий. Число недействительных голосов достигло 3-3,5 млн. В процентном соотношении была зафиксирована низкая явка на президентских выборах. Избранный президент набрал 30% голосов. Те, кто не участвовали, не голосовали, а также 3 млн отмененных голосов занимают по числу первое место. Низкая явка на выборах связана с экономической ситуацией в Иране.

– С какими надеждами граждане Ирана шли на выборы?

– Те, кто ходил и не ходил на выборы в Иране, ожидают, естественно, действенных шагов в этом направлении от нового президента. Речь идет об экономической ситуации в целом, о дороговизне, инфляции, безработице. Национальная валюта падает, в том числе падает и реальная покупательная способность денежных доходов населения. Имеется много проблем, и люди ждут, что новый президент займется их решением.

Что касается среднего класса и выше, то они ждут и политического развития в Иране, но главная проблема – экономическая и бытовая. Это связано также и с поведением самого государства. Кроме того, есть большая надежда, что с приходом к власти Раиси с повестки дня может быть снят вопрос американских санкций в отношении Ирана. Если это произойдет, то их отмена положительно повлияет на экономическую ситуацию. Если в Вене этот вопрос будет решен до вступления в должность нового президента, то влияние Раиси будет большим. Люди также ждут решения проблем, существующих и во внешней политике. В таком случае все это окажет свое положительное влияние.

– Если ли у Раиси шансы добиться снятия антииранских санкций?

– Что касается санкций США в отношении Ирана, то в любом случае переговоры в формате 4+1 будут продолжены. Через полтора месяца новый президент официально приступит к исполнению своих обязанностей. Я не исключаю того, что стороны могут прийти к какому-то соглашению.

Иран, конечно же, хочет отмены санкций. Байден тоже перед выборами давал некоторые обещания. Но не следует забывать и то, что в самих США есть противники отмены санкций. Однако вопрос может найти свое разрешение. Например, многие санкции, которые были приняты при администрации Трампа, могут быть отменены. То есть, стороны могут договориться относительно реализации взятых на себя ранее обязательств, и шаг за шагом ситуация может становиться более выгодной.

Но ни США не хотят немедленной отмены санкций, ни Иран не хочет так скоро возвращаться к выполнению своих обязательств, связанных с ядерной программой. Все может происходить постепенно, стороны постепенно могут проникаться доверием друг к другу.

Политика Байдена тоже отличается от политики предыдущего президента. Изменилась позиция США в отношении к Саудовской Аравии по поводу Йемена, по сирийскому вопросу. Благодаря новой позиции США состоялся первый раунд переговоров между Ираном и Саудовской Аравией в Багдаде, которые обменялись требованиями на фоне официальных заверений в готовности к нормализации отношений. А в ближайшем будущем планируется организация в Маскате второго раунда переговоров.

Саудовская Аравия увидела, что Байден – это не Трамп, чтобы его безоговорочно поддерживать. В таком случае страны будут вынуждены садиться за стол переговоров и договариваться друг с другом. Я лично надеюсь на то, что вопрос с санкциями будет решен.

– Вначале за пост президента Ирана боролись 7 кандидатов, но потом трое сняли свои кандидатуры. В чем причина их отказа от участия в выборах?

– Кандидатами в президенты в Иране в основном были слабые реформисты, а также люди, близкие к [духовной] власти. Двое из них сняли свои кандидатуры со стороны реформистов, другой – от проправительственной партии. Например, представитель руководителя Исламской республики Иран в Высшем совете национальной безопасности Саид Джалили снял свою кандидатуру с участия в президентских выборах в пользу другого кандидата – Ибрагима Раиси, который считался фаворитом президентской гонки.

В любом случае, выборы закончились и результаты объявлены. И то, что они сняли свои кандидатуры, хоть и незначительно, но все же оказало свое влияние на победу Раиси.

– Какие факторы повлияли на победу Раиси?

– Раиси был соперником Рухани и на предыдущих выборах. В то время он набрал приблизительно 16 млн голосов. В правящей элите у Раиси было довольно много сторонников. К тому же, когда Рухани был переизбран на второй срок, он нажил много оппонентов, которые были им серьезно недовольны, потому что экономическая ситуация в стране при нем ухудшалась, в том числе и под давлением американских санкций.

– Стоит ли ожидать серьезных экономических реформ в стране при Раиси?

– Ожидания таковы, что в Иране и во внутренней и во внешней политике следует предпринять новые серьезные шаги. Есть острая необходимость в принятии реформ, охватывающих многие сферы деятельности в стране. Большинство экономических проблем в Иране связано с внешней политикой. В частности, с вопросом санкций. Правда, следует использовать внутренние возможности.

Нужно проявить мудрость, и в этом должны участвовать достойные люди. Следует вести борьбу с коррупцией. Должна вестись всесторонняя работа и деятельность. Одними словами вопросы не решишь. Все слои населения Ирана требуют решить проблемы страны, и государство должно поторопиться решить все эти вопросы.

– Как избрание нового президента повлияет на внешнюю политику Ирана?

– Внешней политикой страны в Иране управляет не президент страны. Она находится в руках верховного лидера. Большую роль играют силы, которые входят в его окружение, так было всегда и будет впредь.

Бытует два мнения касательно нового президента. Первое состоит в том, что пришедшие к власти люди радикальны и внешняя политика Ирана может еще больше радикализироваться. Они хотят того, чтобы Иран был сильной региональной державой.

Я даже предполагаю, что мы можем стать свидетелями очень серьезных перемен в Иране, потому что при Рухани между государством и [духовной] властью было расхождение во мнениях, причем, как во внутренних, так и во внешних вопросах. Но сейчас их мнения по этим вопросам одинаковые, поэтому серьезного конфликта на этой почве между ними не ожидается. Их взгляды могут совпадать. Они должны путем переговоров решить вопросы внешней политики. Если сделать этого не удастся, то развязать узел в политике и экономике не получится.

– Какие изменения могут произойти на международной арене? Как будут выстраиваться отношения Ирана с Россией, Китаем и США?

– Каких-либо серьезных изменений на международной арене не произойдет. Но ожидается, что Иран начнет больше склоняться к дальнейшему углублению отношений с Россией и Китаем. Эта склонность существовала и раньше. Нынешний президент более близок, а его позиция больше совпадает с позицией Верховного Лидера. Во взглядах государства и [духовной] власти нет каких-либо сильных расхождений. С учетом этого можно сказать, что отношения могут в этот раз развиваться несколько лучше.

Что касается связей с США, то, думаю, что сейчас не самое подходящее время об этом говорить. Сложно также говорить об их возможности в предстоящие 4 года. Будут обсуждаться, естественно, санкции, их снятие.

Скажу, что этот вопрос должен быть решен. Если Иран не будет проводить сбалансированную политику, то ни для Китая, ни для России никакого результата не будет. Достаточно вспомнить, что после того, как США при Трампе стали применять санкции в отношении Ирана, Китай и Россия были не в состоянии противостоять антииранским санкциям. С политической точки зрения поддержка была, а что касается экономических вопросов, то в этой сфере они ничего сделать не смогли.

Сами эти страны, включая Европу, тоже говорят о том, что проблема между США и Ираном должна быть решена. Иран в данном случае проигрывает. Несмотря на то, что между США, Китаем и Россией имеются проблемы и расхождения, отношения между ними не разорваны. Они торгуют друг с другом. Что касается Ирана, у него прямых контактов с США нет, общение ведется в рамках формата 4+1.

С другой стороны, Китай и Иран подписали договор сроком до 25 лет. Речь идет о сумме на $450 млрд. Это китайские инвестиции в сферу транспорта в Иране, нефтегазовую сферу, энергетику и так далее. Если санкции не будут отменены, то дело не пойдет. К примеру, Иран должен вернуть деньги за проданную нефть. Все страны мира связаны между собой.

Иран должен выбрать какой-то срединный путь. В самой стране имеется большое количество проблем и экономического, и бытового характера. Народ ждет решения этих проблем.

Суть успешней внешней экономической политики в том, чтобы уменьшить свои расходы, но увеличить доходы. Выражаясь простым языком, ты вкладываешь средства, не зная, каков будет результат. Поэтому надо действовать, опираясь на логику. Это мир сильных, они задают тон.

– Страны ЕАЭС завершат подготовку к переговорам о зоне свободной торговли с Ираном в конце июня 2021 г. Чего стоит ожидать в этом направлении?

– Я этот вопрос также рассматриваю под углом санкций. То есть, здесь, мягко говоря, тоже присутствует много проблем. Зона свободной торговли запланирована для того, чтобы сократить налоги, таможенные вопросы. Но этому мешают различные региональные проблемы и сохранение западных санкций против Ирана.

Загрузка...
Комментарии
30 Июня
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

К чему приведет Минск санкционное давление Брюсселя.

Инфографика: Что дает Беларуси союз с Россией
инфографика
Цифра недели

1 млрд

рублей (около $13,6 млн) вложит «Казахстанская авиационная индустрия» в новый российский самолет «Байкал». Компания будет производить агрегаты для самолета и получит доступ к конструкторским разработкам.

Mediametrics