29 Августа 2021 г. 21:35

В Беларуси может быть создан аналог сирийской авиабазы РФ Хмеймим – эксперт

/ В Беларуси может быть создан аналог сирийской авиабазы РФ Хмеймим – эксперт
В Беларуси может быть создан аналог сирийской авиабазы РФ Хмеймим – эксперт
Фото: myseldon.com

20 августа президент Беларуси Александр Лукашенко одобрил продление соглашений об использовании Россией узлов связи в Вилейке и Барановичах. А когда в ходе «Большого разговора» белорусского лидера спросили о перспективах размещения в республике полноценной российской военной базы, тот отметил, что «если будет нужно, тут не просто будет база, а все вооруженные силы» России. Что может стать поводом для создания военной базы РФ в Беларуси и какие задачи она может решать, проанализировал для «Евразия.Эксперт» независимый военный обозреватель Артем Мальцев.

Летом 2021 г. в прессе появилась информация о возможном размещении российской военной базы на территории Республики Беларусь. Как заявил президент страны Александр Лукашенко: «если нужно будет для безопасности Союзного государства разместить здесь все вооруженные силы со всеми видами вооружений – они будут здесь размещены незамедлительно». В то же время он подчеркнул, что «сегодня в этом нет никакой необходимости». На портале «Евразия.Эксперт» уже было опубликовано предположение, что форматом постоянного военного развертывания может стать военно-воздушная база ВКС РФ.

Российские военные объекты в Беларуси


Сегодня на территории республики Беларусь на постоянной основе находятся два российских военных объекта: радиолокационная станция 70М6 «Волга» системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и 43‑й узел связи ВМФ России «Вилейка». Любопытно, что относительно недавно, в декабре 2019 г., Лукашенко в интервью радиостанции «Эхо Москвы» называл их «двумя российскими военными базами».

В июне прошлого года в связи со скорым истечением соглашения от 6 января 1995 г. в Министерстве обороны Беларуси заявляли, что «вопрос условий дальнейшего пребывания российских военных объектов на территории Республики Беларусь проходит процедуру внутригосударственного согласования». Но после известных событий августа 2020 г. проблема «условий» исчезла с повестки дня, и уже зимой 2021 г. появилась информация о намерении обеих стран продлить соглашение об аренде еще на 25 лет вперед.

Строго говоря, именно военными базами эти технические объекты, конечно, не являются: они выполняют исключительно функции радиолокационной разведки и связи, на их территории отсутствует летальное оружие, а вооруженную охрану обеспечивает белорусская сторона.

Несмотря на это, для технического обслуживания указанных объектов в Беларуси размещены, по некоторым оценкам, от 800 до 1500 российских военных специалистов. Для сравнения, на «полноценной» 102‑й военной базе в г. Гюмри (Армения) в составе 73‑й мотострелковой бригады 426‑й авиагруппы с бронетехникой, авиацией и системами ПВО развернуты около 3500 военнослужащих.

Также необходимо отметить, что оба объекта имеют стратегическую важность, так как вносят свой вклад в обеспечение надежности российских систем ядерного сдерживания: РЛС «Волга» в составе СПРН отслеживает траектории полета межконтинентальных баллистических ракет, а комплекс «Антей» обеспечивает бесперебойную связь с атомными подводными лодками, несущими боевое дежурство в составе морского компонента Стратегических ядерных сил. Может ли размещение боевых частей с тяжелым вооружением стать естественным следствием укрепления партнерства двух стран в области национальной безопасности?

Углубление сотрудничества


С одной стороны, за последний год Россия и Беларусь явно стремятся «сигнализировать» о выходе двухстороннего сотрудничества на новый уровень. В настоящее время в рамках подготовки к международным военным учениям «Запад-2021», которые пройдут с 10 по 16 сентября, на территорию республики постепенно перебрасывается российский военный контингент. Белорусская часть учений пройдет на четырех полигонах – Домановском, Обуз-Лесновском, Ружанском и Брестском.

По информации наблюдателей со стороны западного экспертного сообщества, в течение первой недели августа на 230‑й общевойсковой полигон в городе Барановичи прибыли до двух батальонных тактических групп с тяжелой бронетехникой из состава 4-й гвардейской танковой армии. Стоит отметить, что Россия и Беларусь уже проводили совместные военные маневры в марте этого года – по официальным сообщениям, в их белорусской части на полигоне «Осиповичский» приняли участие до 90 «псковских» десантников 76 гв. дшд.

В предыдущих крупных учениях «Запад-2017» на территории Республики Беларусь присутствовало до 3000 российских военнослужащих. Кроме того, с 2013 г. звено истребителей Су‑27СМ3 на нерегулярной основе несет военное дежурство в рамках Единой региональной системы ПВО. Наконец, в марте 2021 г. было объявлено, что страны создадут три новых военных учебных центра, в том числе центр подготовки ВВС и войск ПВО, на территории Беларуси. Некоторые наблюдатели уже объявляют, что все эти мероприятия представляют собой не что иное, как неформальную подготовку к созданию в Беларуси полноценных военных баз на постоянной основе.

Что представляет собой российская военная база


Как может выглядеть структура постоянной группировки российских вооруженных сил, развернутой на территории Республики Беларусь? Большинство крупных российских баз за рубежом – в Армении, Южной Осетии, Абхазии, Таджикистане – организованы в форме мотострелковой бригады с различным усилением. При этом важно отметить, что по своей инфраструктуре такие объекты рассчитываются на гораздо больший штатный состав и при необходимости могут разместить дополнительные подразделения с соответствующей материально-технической базой.

Одна мотострелковая бригада обычно включает три мотострелковых и один танковый батальон, а также несколько дивизионов артиллерии и средств ПВО, разнообразные подразделения боевого обеспечения. В своем «стандартном оснащении» это примерно 40 танков, около 150 БМП и БТР, до 100 артиллерийских орудий, минометов и РСЗО и несколько десятков ЗРК и ЗРПК ближнего радиуса действия. Хотя бригада представляет собой полноценную боевую единицу, способную самостоятельно решать различные боевые задачи как в обороне, так и в наступлении, структура такого подразделения оптимизирована, скорее, для мобильных сил быстрого развертывания.

В любой крупной операции такие силы часто играют роль авангарда или арьергарда и призваны выиграть инициативу и время до подхода основных сил.

Неудивительно, что при развертывании военной базы на территории любой страны на первое место встают вопросы логистики и снабжения. Для российско-белорусского военного сотрудничества гораздо важнее не столько размер сил, размещаемых на постоянной или временной основе, сколько «пропускная способность» транспортных артерий, возможность быстро и эффективно перебросить необходимую группировку войск в условиях кризисной ситуации. На решение этой проблемы в первую очередь и направлены международные военные учения «Запад 2021».

Военно-воздушная база


Отдельным интересным сценарием может быть создание в Беларуси постоянной российской военно-воздушной базы. Развитие единой системы ПВО – стратегический приоритет как для Беларуси, так и для России, причем во многом данный приоритет банально продиктован географией. К началу 1990‑х гг. на территории Беларуси базировался 28‑й истребительный полк Московского округа ПВО (ныне расформирован), оснащенный несколькими эскадрильями истребителей-перехватчиков МиГ-25П.

Вряд ли стоит ожидать восстановления столь же мощной авиационной группировки, но вполне реальным представляется развертывание как минимум нескольких звеньев современных истребителей-перехватчиков, таких как «рабочие лошадки» Су-27СМ3.

«С земли» такая авиабаза, скорее всего, будет прикрываться зенитно-ракетным полком в составе нескольких дивизионов С-300/С-400. Примерно аналогичную структуру имеют авиабазы в Армении или ставшая знаменитой авиабаза в г. Хмеймим в Сирии.

Вновь важно отметить: сами по себе такие силы не предназначены для отражения масштабного воздушного нападения и не способны, что называется, «создать бесполетную зону». Их цель состоит в поддержании постоянного передового присутствия, обеспечении регулярного патрулирования воздушного пространства, а также в мониторинге и сборе информации о действиях возможного противника.

Любопытный факт – любой реалистичный сценарий развертывания российской военной базы в Беларуси вряд ли предполагает структуру сил, значимо превышающую так называемое Расширенное передовое присутствие НАТО, ныне действующую группировку войск Североатлантического альянса в странах Прибалтики.

Размер этой «куцей» группировки подразделений размером до батальона в отдельных странах несколько недотягивает, а в сумме слегка превышает стандартную бригадную структуру. На практике как сухопутная, так и воздушная компонента этой группировки предполагают исключительно символическую демонстрацию военного присутствия и не способны решать какие-либо серьезные оперативные задачи.

С точки зрения регионального военного баланса (не принимая во внимание чисто политические аспекты) размещение российской военной базы в Беларуси, скорее всего, станет «зеркальным отражением» действий НАТО.

Препятствия и предпосылки


Тем не менее, на практике ряд обстоятельств все последние годы приводит к «пробуксовке» данного процесса. Заметные проблемы создают экономические и политические разногласия, связанные модернизацией вооруженных сил Беларуси и характером ее зависимости от российской военно-технической помощи. Объективные финансовые, технологические и структурно-организационные ограничения неизбежно диктуют Беларуси роль «младшего партнера», находящегося как минимум под доктринальным влиянием России.

С другой стороны, политическое руководство Беларуси всегда стремилось «выторговать» наиболее выгодные условия, обеспечивающие некоторую стратегическую автономию, в том числе в вопросах внешней политики в области безопасности. Например, налаживалось военно-техническое сотрудничество с Китаем (наиболее известен совместный проект по созданию РСЗО Полонез) и с Украиной (совместная разработка ПТРК «Скиф»). На высшем уровне руководства Беларуси регулярно выносились в публичное поле дискуссии о «справедливой цене» размещения военных объектов на их территории. Притом, эта тема тесно связывалась с поставками российских продвинутых систем вооружения – комплексов ПВО «Тор» и С-300, многоцелевых истребителей Су-30СМ и танков Т-72Б3 и другой техники.

Понятно, что их часть осуществляется на бартерной основе или в виде прямой военной помощи, но условия поставок остаются предметом весьма острых переговоров. Неудивительно, что хотя вопрос о размещении авиабазы в Бобруйске или Барановичах поднимается российской стороной как минимум с 2014 г., де-факто решение по нему до сих пор заморожено.

В этих условиях весьма интересно, что несмотря на политическую неопределенность, во многих аспектах военное сотрудничество двух стран направлено на создание опций возможного развертывания.

Следуя традиции «внезапных проверок» российских вооруженных сил, во многих элементах совместных маневров России и Беларуси отрабатываются действия аэромобильных сил быстрого развертывания, налаживаются структуры совместного командования и управления войсками, решаются сложные логистические задачи материально-технического обеспечения российских подразделений на территории Беларуси.

Отдельно можно обратить внимание на модернизацию транспортной инфраструктуры, в первую очередь аэродромов и железнодорожной сети, активно осуществляемую в Беларуси в последние пять лет. В итоге стороны избегают более формально зафиксированных обязательств, буквально и фигурально создавая «пространство для маневра» в случае дальнейшей эскалации отношений с Западом.

Таким образом, по всей видимости, вопрос развертывания по-настоящему масштабного военного присутствия в виде крупного военного соединения пока что не стал немедленным приоритетом, но в то же время «остается на столе» у военно-политического руководства как России, так и Беларуси.


Артем Мальцев, независимый военный обозреватель

Загрузка...
Комментарии
01 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Российскому обществу необходим проект-«локомотив».

Инфографика: Сколько Беларусь экономит на российском газе
инфографика
Цифра недели

31%

составил рост взаимной торговли товарами стран ЕАЭС в январе-августе 2021 г. к прошлогоднему периоду. Ее объем в денежном выражении составил $45 млрд – ЕЭК

Mediametrics