28 Января 2020 г. 18:06

В Казахстане растет запрос на российскую IT-продукцию – эксперт

В Казахстане растет запрос на российскую IT-продукцию – эксперт
Фото: twimg.com

Цифровизация, о которой постоянно говорят в высоких кабинетах в последние годы, проникает практически во все области человеческой жизни. Уже стали привычными для всех камеры видеонаблюдения в общественных местах – их используют для контроля безопасности, дорожного трафика, фиксации нарушений. Эффективность таких систем мониторинга во многом зависит от качества компьютерной обработки видеопотока. Корреспондент «Евразия.Эксперт» поговорила с генеральным директором компании-разработчика программного обеспечения для систем видеонаблюдения Macroscop Александром Коробковым. Он рассказал о проектах, которыми занимается компания на территории стран ЕАЭС и об особенностях ведения ИТ-бизнеса в Союзе.

– В ноябре 2019 г. впервые был опубликован сводный рейтинг обеспеченности городов Казахстана камерами наружного наблюдения. Почему именно ваша компания занималась его подготовкой?

– Любой рейтинг – это сведение воедино открытых данных. Мы можем легко узнать, кто самый богатый человек в мире, у какой компании самый большой оборот и так далее. Но профессиональных отраслевых рейтингов в мире очень мало. Мы, например, хотели бы нескромно считаться разработчиком самой лучшей системы распознавания лиц в мире – но результатов независимых исследований на эту тему еще никто не публиковал, по крайней мере, в открытом доступе. Профильные рейтинги и сводки пока остаются внутрикорпоративной информацией, доступной лишь представителям конкретных компаний.

Рейтинг обеспеченности камерами для мониторинга общественной безопасности – другое дело. Информация обо всех камерах имеется в открытом доступе, их установка происходит через госзаказы и тендеры. Достаточно просто компетентно свести все данные в одну таблицу, что и провели наши аналитики. Мы не стали делать из этой информации коммерческую тайну, потому что не скрываем своего интереса к рынку видеонаблюдения Казахстана. Эта страна для нас является одним из целевых рынков, поэтому его изучение – насущная потребность. Благодаря рейтингу мы выяснили, например, какие города наиболее активно развиваются и требуют нашего участия.

– В пресс-релизе вы заявили, что «рейтинг прозрачности не совпадает с рейтингом городов с самым большим населением». С чем это связано?

– Общемировая практика показывает, что камеры для мониторинга общественной безопасности устанавливаются не там, где много людей, а там, где нужно следить за безопасностью.

В маленьких странах Европы камеры больше распространены там, где много мигрантов, где высоки уровни преступности и безработицы, где низок уровень заработной платы. Эти особенности городов известны и властям Казахстана, которые выступают заказчиком систем мониторинга общественной безопасности в целом и нашего софта в частности. Органы власти и выбирают территории, требующие наблюдения.

К примеру, крупнейшим по населению городом республики считается Алматы, однако по количеству камер он занимает только четвертое место – полагаю, здесь достаточное количество профессиональных стражей порядка, поддерживающих соблюдение закона. Семей и Актобе входят в десятку крупнейших городов Казахстана, но они не вошли в число лидеров по количеству камер – возможно, по той же причине. Имеют значение и другие характеристики городской среды: освещенность улиц, наличие рабочих мест, общая удовлетворенность качеством жизни и так далее.

Сводный рейтинг обеспеченности городов Казахстана камерами для мониторинга общественной безопасности можно назвать следствием развития городов республики.

– В 2013 году Ваша компания вышла на мировой рынок. У вас есть опыт взаимодействия с Россией, Словакией. В чем состоят особенности ведения бизнеса в Казахстане?

– Мы экспортируем программное обеспечение для систем видеонаблюдения в целом и нейросетевые модули вроде того же распознавания лиц или детекции отсутствия касок в 55 стран мира. Каждая страна, каждый новый рынок обладает своими особенностями и тонкостями. В Бельгии и Голландии, например, камер больше, чем в Швейцарии, но в Швейцарии больше распространены интеллектуальные модули. А в Италии камер персонального наблюдения больше, чем уличного. В Германии главное – это инструкции, документация, печати и сертификаты.

А Казахстан – страна традиций даже в большом бизнесе. Большое значение здесь имеет местный менталитет и зависимость от личных связей.

– Какие проекты у вас есть в других странах Евразийского Экономического Союза?

– Проектов у нас очень много. Искусственный интеллект на базе Macroscop успешно работает в ташкентских «Хумо-Арене», Военной академии и торговых объектах группы компаний «Артель». Киргизский «Оптима Банк», «Кишлок курилиш Банк», узбекский аэропорт «Самарканд» после тестов и сравнений выбрали Macroscop. Камеры с нашим софтом можно найти и в минэкономики, и в МВД, и в управлениях юстиции.

– Какие технологические особенности имеет ваша продукция?

– Мы всегда делали акцент на эффективности. В период IP-революции, мы позиционировали себя как лучший софт для IP-камер, который работал быстрее конкурирующих продуктов, в том числе за счет технологии анализа не полностью раскодированных данных. Эффективность поиска в гигантских видеоархивах достигается за счет его интерактивности, что ускоряет процесс на порядок. Кроме того, имеет значение минимизация человеческого фактора при принятии оперативных решений за счет многочисленных детекторов, распознавания лиц и других функций видеоанализа, а за счет скрупулезной обработки пользовательского опыта (UX) и пользовательского интерфейса (UI) повышается скорость и удовлетворенность при использовании программы.

Простой «снаружи», сложный и высокотехнологичный «внутри». Так родилось позиционирование Macroscop: «Как вам удобно».

Удобными и эффективными создаются NVR Macroscop – компактные сетевые видеорегистраторы с повышенными показателями охлаждения и возможностью легкого извлечения накопителей. Мы сделали так, чтобы пользователь получал готовое решение для своих нужд, а не громоздкий набор железок и программ.

– За последние годы ваша фирма серьезно усилила свое влияние на международный рынок. Какие векторы развития на ближайшую перспективу вы можете обозначить?

– Мы понимаем и верим в то, что успешной в сфере IT сегодня может быть только международная компания. В информационных технологиях затраты на логистику минимальны, а значит, международная компания получает больше ресурсов на развитие. Больше ресурсов – больше шансов на долгосрочный экономический успех. Наше развитие – это международная экспансия.

Нами отработана модель, когда отдел продаж базируется в Перми и взаимодействует с партнерами посредством телефона, почты и других средств связи. Модель можно признать успешной, что демонстрирует наша статистика продаж. Мы продолжаем использовать эту модель, благодаря ей выходим на рынки новых стран. И вместе с тем мы поняли, что на данном этапе можем повысить эффективность за счет более глубокого проникновения в рынок – создания представительств и повышения узнаваемости бренда. Сейчас мы нацелены на внедрение гибридной модели, при которой работают дистанционные продажи из единого центра и одновременно создаются представительства в отдельных экономических зонах. В частности, уже сегодня мы рассматриваем возможность создания представительства в Казахстане.


Беседовала Елизавета Неупокоева

Загрузка...
Комментарии
07 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что привело Минск к нынешней ситуации в стране?

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

$500 млн

составила сумма кредита ЕФСР, перечисленного Беларуси Евразийским банком развития. Деньги предоставлены в целях борьбы с последствиями коронавируса в республике

Mediametrics