14 февраля 2024 г. 12:41

Великобритания нацелилась на выкачивание урана из Казахстана

/ Великобритания нацелилась на выкачивание урана из Казахстана

Одним из приоритетов в Национальном плане развития Казахстана до 2029 г. является наращивание инвестиций, в том числе через привлечение транснациональных компаний. Однако более 60% прямых иностранных инвестиций в Казахстан относится к крупнейшим нефтегазовым проектам, большая доля которых уже принадлежат иностранным компаниям. Преимущественно это компании из Великобритании, и она увеличивает свое присутствие в казахстанской экономике. В 2022 г. товарооборот двух стран вырос на 60%, составив $1,8 млрд. Конечно, это не сравнить с товарооборотом Казахстана и России – $26 млрд в тот же период. Однако тренд был обозначен. Какие ресурсы Казахстана интересуют британские корпорации, и на каких условиях они готовы работать в республике, разобрал эксперт Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Параллельно введению санкций против России страны коллективного Запада ищут альтернативных поставщиков товаров, которые ранее приобретали у российских компаний. Это открывает дополнительные возможности для стран, производящих аналогичные товары. В таком положении оказался и Казахстан.

Иностранное присутствие в экономике Казахстана


Страна и раньше привлекала иностранных инвесторов, в частности, западные компании. Американские и британские корпорации заходили в казахстанские проекты с начала 1990-х гг. Преимущественно это были сырьевые проекты. Наибольший интерес у иностранцев вызвала нефтегазовая сфера.

Акционерами консорциума NCOC, оператора крупнейшего нефтяного проекта – Кашаган, являются KMG Kashagan B.V. (16,877%), Shell Kazakhstan Development B.V. (16,807%), Total EP Kazakhstan (16,807%), AgipCaspian Sea B.V. (16,807%), ExxonMobil Kazakhstan Inc. (16,807%), CNPC Kazakhstan B.V. (8,333%) и Inpex NorthCaspian Sea Ltd. (7,563%).

Другой крупный проект – Карачаганакское нефтегазоконденсатное месторождение – разрабатывается оператором Karachaganak Petroleum Operating B.V. Собственниками этой компании также преимущественно являются иностранные компании: Eni SpA (29,25%), Shell (29,25% через свою 100% «дочку» BG Karachaganak Limited), Chevron Corporation (18%), «Лукойл» (13%), «Казмунайгаз» (10%).

Таким образом, в крупнейших нефтегазовых проектах у казахстанских госкомпаний – только по 16,9% и 10%.

В авангарде - Великобритания


При этом проекты реализуются на условиях соглашений о разделе продукции. В 1990-е гг. документы были подписаны таким образом, что Казахстан до сих пор получает гораздо меньше прибыли, чем мог бы при стандартной системе налогообложения. Руководство республики осознает, что в настоящее время казахские углеводороды востребованы на мировом рынке. Это позволяет оказывать давление на иностранных инвесторов, заставляя их пересмотреть условия распределения прибыли.

Большинство иностранных компаний, работающих в Казахстане, имеют европейские корни, а именно – британские. Формально Shell является глобальной частной компанией, подавляющая часть акций которой торгуется на бирже.

Представители таких компаний как Shell, ВР или ExxonMobil просят не ассоциировать себя с какой-то конкретной страной. Однако в 2021 г. Shell официально перерегистрировалась в Великобритании, ликвидировав свой старый офис в Нидерландах, где от нее требовали принять более амбициозную программу декарбонизации. Поэтому можно предположить, что крупные западные инвесторы в Казахстане будут интересоваться теми проектами, которые позволят им продавать сырье в Европе, в частности, в Великобритании.

Уран и редкоземельные металлы


Лондон намерен в будущем развивать возобновляемую и атомную энергетику. В отличие от Германии, Великобритания не только не стала закрывать свои действующие АЭС, но и строит новые. Сейчас эксплуатируются девять АЭС, вырабатывающие около 15% всей электроэнергии в стране.

В 2022 г. министр по делам бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании Квази Квартенг заявил, что к 2050 г. будет построено еще 7 АЭС. Соответственно, Великобритании необходим источник ядерного топлива. А Казахстан является мировым лидером по производству природного урана.

В 2022 г. компания НАК «Казатомпром» произвела 23% от общемирового объема. По запасам урана Казахстан находится на втором месте с 12%, уступая только Австралии. Причем, европейцам от Казахстана нужно только сырье – природный уран. Обогащать его и делать ядерное топливо они намерены на уже имеющихся у них мощностях. Европейская компания URENCO (Великобритания, Германия, Нидерланды) является вторым в мире после «Росатома» игроком на рынке конверсии и обогащения урана, занимая 33%.

Для развития возобновляемой энергетики Великобритании и Евросоюзу потребуются большие объемы лития, редкоземельных металлов, графита и кобальта. Пока Казахстан не входит в число крупных производителей этих полезных ископаемых, однако потенциал страны оценивается высоко. Геологическая служба США (USGS) оценивает запасы лития в республике в объеме 50 тыс. т. Западные компании заинтересованы в проведении геологоразведочных работ с прицелом на получение прав разработки месторождений.

Защитить национальные интересы


Казахстану важно правильно использовать востребованность своих ресурсов. Сейчас у страны нет необходимости подписывать контракты на сомнительных для себя условиях, как это было в начале 1990-х. Тогда казалось, что второго шанса привлечь глобальных игроков не будет, и нужно соглашаться на то, что предлагают. Сейчас же и у самих казахских компаний есть технический потенциал для разработки своих ресурсов, и со стороны азиатских партнеров есть конкуренция. Они также готовы давать и инвестиции, и технологии.

Но торг с британскими структурами вести будет сложнее, чем с азиатскими компаниями. Ведь европейцы будут обменивать нормализацию условий по имеющимся нефтегазовым СРП на допуск к урановым проектам и ресурсам для возобновляемой энергетики. А с азиатскими компаниями можно начать торг с чистого листа, без исправления предыдущих ошибок.

Отдельно стоит отметить перспективы сотрудничества Казахстана с Россией. Коллективный Запад пытается создать вокруг нашей страны ореол токсичности. Однако сейчас можно констатировать обратный эффект: сотрудничество с Россией позволяет получить существенные выгоды. В области энергетики примером могут служить Индия, Китай, Турция, ОАЭ и ряд других стран. Причем, никаких наказаний за столь прагматичный подход они от США или ЕС не получили.

Кроме того, у России с Казахстаном уже есть институты экономического сотрудничества и богатая история взаимодействия. В области энергетики мы уже реализуем взаимный транзит: нефть из Казахстана идет на Новороссийск по КТК, в порты Ленинградской области по системе «Транснефти» и в Германию по «Дружбе». Через Казахстан «Роснефть» качает нефть в Китай, а «Газпром» – газ в Узбекистан.

Россия и Казахстан находятся внутри ЕАЭС, что позволяет эффективно торговать с минимальными барьерами. Соответственно, Казахстан может развивать это сотрудничество. Уже решается вопрос газификации северо-восточных территорий республики с участием «Газпрома», обсуждается строительство АЭС и кооперация в других областях. Наши страны могут сотрудничать и в области разработки месторождений редкоземельных металлов, никеля и прочих полезных ископаемых. Хороший пример такой кооперации – добыча и дальнейшее обогащение урана. Для реализации этого сценария нужна лишь политическая воля со стороны руководства Казахстана.


Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности России

Комментарии
26 февраля
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Определять тактику Москвы будет множество факторов.

Инфографика: Силы и структуры США и НАТО в Польше и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

6,5%

составил рост взаимной торговли товарами и услугами Беларуси и России в 2023 г. Сумма превысила $53 млрд – премьер-министр Беларуси Роман Головченко