23 Сентября 2020 г. 18:31

«Стратегический ультиматум»: Вашингтон срывает продление СНВ-3

«Стратегический ультиматум»: Вашингтон срывает продление СНВ-3
Фото: gcdn.co

Если США не откажутся «от своих ультиматумов», Россия не станет продлевать Договор СНВ, заявил 21 сентября замглавы МИД России Сергей Рябков. По его словам, требования, предложенные Вашингтоном, «не отвечают представлению Москвы о том, что нужно делать в интересах укрепления стратегической стабильности». Позицию Штатов по этому поводу сформулировал накануне спецпосланник американского президента по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли: если Россия не примет предложение США сейчас, то «после переизбрания Трампа плата за вход повысится». О том, какие условия ставит перед Москвой Вашингтон, и почему она не пойдет на предложенную сделку, читайте в статье независимого военного обозревателя Александра Ермакова.

Обстоятельное интервью спецпредставителя американского президента по вопросам контроля над вооружениями, главы американской делегации на переговорах с Россией в Вене Маршалла Биллингсли российской газете «Коммерсант» оставляет мало надежды на возможность продления ключевого договора в области стратегической стабильности.

Возврат к здравому смыслу?


Несколько раундов летних переговоров в австрийской столице, проводившихся, несмотря на известные сложности в международных перемещениях, очно, пришли 17-18 августа к промежуточному результату в виде финализации американского предложения касательно предварительного условия продления СНВ-3. По сравнению с изначальной позицией, американская сторона значительно (по крайней мере, на американский взгляд) продвинулась навстречу российской стороне и, по совместительству, здравому смыслу: США отказались от подключения Китая к переговорам как необходимого условия их продолжения.

Учитывая, что Пекин присоединяться к переговорам в условиях грубого американского публичного давления категорически отказывался, попытки цепляться за требование его участия сводили бы шансы на успех к нулю. В конце июля Дональд Трамп заявил, что можно – и даже желательно – заключить сначала сделку с Россией, а потом вместе работать над подключением Китая.

За прошедший с последний встречи в Вене месяц американская сторона, и в значительно меньшей мере – российская достаточно просветили публику относительно содержания предложения Штатов. В вышедшем 21 сентября интервью Биллингсли, главный в Госдепартаменте по вопросу переговоров, который, к слову, активно ведет соцсети и с охотой и откровенностью общается с прессой (в том числе российской), рассказал достаточно, чтобы можно было делать выводы.

Шаг вперед, два назад


Начнем с хорошей новости: при принятии американских условий Вашингтон готов продлить СНВ-3. Кроме того, у него нет претензий по формальному соблюдению российской стороной его положений, благо, скорое окончание сроков действия договора позволяет не высказывать очередных «у нас есть секретные и неопровержимые доказательства российских нарушений, но мы их вам не покажем», как было с ДРСМД (не показали, кстати, до сих пор). На этом хорошие новости заканчиваются, так как договор однозначно не хотят продлевать на весь прописанный в тексте соглашения пятилетний срок.

Дабы «тема не остыла», сохраняется стимул к продолжению переговоров или, если называть вещи своими именами, возможность продолжения давления для выбивания новых уступок. Срок не был публично озвучен, но, вероятно, речь идет о годе-двух.

Главное в американском предложении – для продления ДСНВ необходимо предварительно заключить двухстороннее соглашение, оптимальнее всего – в виде президентского меморандума, простого по форме (даже без ратификации, по крайней мере, в американском Сенате), но фактически накладывающего политические обязательства. И эти обязательства выглядят совершенно неприемлемо для российской стороны.

О следующих его составляющих можно говорить достаточно уверенно:

– указано, что следующее соглашение об ограничении ядерных вооружений может обговариваться только с включением Китая, который «агрессивно наращивает свои потенциалы и обязан начать вести себя как ответственная держава».

Подпись Владимира Путина под таким тезисом, во-первых, будет воспринята в Пекине как присоединение к американскому лагерю. Во-вторых, она даст американцам повод с благословения российской стороны не продлить СНВ через пару лет, если Китай внезапно не изменит свою позицию. При этом Москва останется без договора, зато с новыми обязательствами.

– американская сторона считает, что Великобритания и Франция, хоть и являются союзницами США по НАТО и ядерными державами, но «существенно отличаются» от Китая, и о подобных оговорках в их адрес не может идти речи.

– необходимо значительно углубить верификацию, сосредоточив усилия на центрах по производству и обслуживанию ядерных зарядов, учитывая все выпущенные с заводов и прибывшие на обслуживание/утилизацию.

Параллельно российская сторона должна «приоткрыть» информацию о своих нестратегических ядерных зарядах (формально это должны сделать обе стороны, но американский арсенал невелик и в целом известен). Совокупность этих требований должна стать началом ограничений российского арсенала тактического ядерного оружия (ТЯО).

– полностью исключается выполнение давнего требования российской стороны о том, что диалог по ТЯО можно начинать только после вывода из Европы американских бомб B61.

– обмен телеметрией с испытательных/тренировочных пусков баллистических ракет должен быть расширен с формального одного в год (стороны давали данные о гарантийном пуске какой-либо из строевых ракет) до пяти в год.

Таким образом, выходящие в ближайшее время на испытания новые российские ракеты – в первую и ближайшую очередь «Сармат» – придется, вероятно, открывать. При этом испытательные пуски перспективной американской МБР LGM-182A (программа GBSD) начнутся только во второй половине десятилетия.

– какие-либо ограничения американской ПРО не планируются.

Неприемлемый ультиматум


Вашингтону желательно получить согласие России и подписать меморандум до ноябрьских выборов в Штатах: прямо перед выборами американскому президенту уж очень пригодилась бы «хорошая сделка» на мировой арене. Желание Москвы потянуть время и посмотреть, выиграет ли Трамп, и нужно ли вообще будет обсуждать эти условия, американская сторона понимает, но прямо сказано, что в случае победы условия сделки ужесточатся.

В случае отказа от подписания меморандума США однозначно не будут продлевать СНВ-3 в феврале и, более того, в интервью Биллингсли заявил, что немедленно после окончания срока действия договора американская сторона начнет «обратное переоборудование» своих стратегических систем – увеличение боекомплекта подводных лодок[1], возвращение в ядерный статус стратегических бомбардировщиков[2].

Нетрудно прийти к выводу: крайне маловероятно, чтобы Москва пошла на подписание этого президентского меморандума, так как он предлагает почти односторонние уступки с довольно слабой «наградой», причем предлагается самим подписаться под отказом от нее через пару лет.

Тем более, подобное соглашение будет публично очень настойчиво подаваться как антикитайское, а стоит ли менять ухудшение отношений с Пекином на сомнительную милость Вашингтона (честно говоря, милость даже не предлагают, скорее, еще пару лет давления)? Российские официальные лица уже в воскресенье начали реагировать на интервью Биллингсли – понятное дело, негативно.

Итоги


Таким образом, в случае переизбрания на президентский пост Трампа, в феврале СНВ-3 практически наверняка прекратит свое существование: так сильно «накрутив» свою позицию в публичной сфере, США не смогут сделать никакой уступки. Она будет выглядеть большой слабостью, и трудно представить, чтобы на нее можно было пойти даже после выборов. Так что настолько открытая публичная риторика ведется с осознанием «сжигания мостов» и желанием заработать на ситуации предвыборные очки в любом случае: либо заключив «хорошую сделку», либо «не дав в обиду американские интересы, не прогнувшись под Россию и Китай».

В случае избрания Джо Байдена вероятность продления договора достаточно высока: СНВ-3 был заключен Бараком Обамой, на наследии которого стремится выехать демократический кандидат, бывший его вице-президентом. Когда об этом заходила речь, Байден высказывался в духе поддержки договора. Да и в целом демократы критикуют Трампа за развалы соглашений в области контроля над вооружениями. Впрочем, демократы критикуют Трампа вообще за все и по любому вопросу имеют мнение, отличное на 180 градусов (по крайней мере, публичное), так что неизвестно, чего будут стоить их слова на деле. Не говоря уже о том, будет ли после грядущих, вероятно, самых напряженных и безумных президентских выборов у расколотой Америки вообще время и силы на такие «мелочи», как основополагающие международные соглашения.


Александр Ермаков, независимый военный обозреватель


[1] Для уменьшения количества носителей в зачете договора ракетные субмарины типа «Огайо» снаряжались 20 ракетами из 24 возможных с деактивацией четырех пусковых шахт.

[2] Часть бомбардировщиков-ракетоносцев B-52H была лишена систем, отвечающих за применение ядерных крылатых ракет, и выведена из зачета. Также были выведены из зачета все бомбардировщики B-1B, однако их возвращение в ядерный статус маловероятно, так как для них отсутствует эффективное оружие, и сами американцы не рассматривали их в качестве носителей ядерного оружия еще с 1990-х гг.

Загрузка...
Комментарии
07 Октября
РЕДАКТОРСКая КОЛОНКа

Что привело Минск к нынешней ситуации в стране?

Инфографикa: Распространение карты поляка в Беларуси, России, Украине и Прибалтике
инфографика
Цифра недели

4,5%

может составить восстановительный рост ВВП Кыргызстана в 2021-2022 гг. после снижения на 5,9% в 2020 г. – ЕАБР

Mediametrics